Первоисточники -> Труды

 
Гвидо Бонатти - 146 Соображений

Гвидо Бонатти


Проект "Manuscripta astrologica"

Гвидо Бонатти

146 СООБРАЖЕНИЙ
("Liber astronomiae", трактат 5)

Перевод с английского группы переводчиков "Manuscripta astrologica"
в составе: С.Бартеневой, В.Бернард, Р.Броля, Т.Быковой и Е.Волоконцева.

Перевод сделан по изданию:
Bonatus G., Cardan J. Anima Astrologiae; or, a Guide for Astrologers / Transl. by H.Coley.
Ed. by W.Lilly. Preface and comm. by W.C.E.Serjeant. – London: George Redway, 1886.

Общая редакция, вступление и комментарии Романа Броля (Д.Куталёва).


Дорогие читатели!

Мы предлагаем вашему вниманию фрагменты из уникальной книги "Душа астрологии" (Anima Astrologiae), которая – при своём достаточно небольшом объёме – отражает более чем тысячелетнюю историю западной астрологии. Она была составлена знаменитым британским астрологом XVII в. Уильямом Лилли на базе сочинений итальянских астрологов Гвидо Бонатти (XIII в.) и Джироламо Кардано (XVI в.) и затем переиздана в XIX в., с новыми комментариями и вводным текстом. А теперь, уже в XXI в., мы знакомим с этой книгой русскоязычного читателя. Полное издание "Души астрологии" с параллельным текстом на английском и русском языках вышло в свет в московском издании "Мир Урании" в 2004 г.

Поэтому получилось так, что текст данной книги содержит шесть слоёв информации, в которых отражены воззрения и опыт астрологов разных эпох. Самый нижний, базовый слой – концепции и методики, сложившиеся в астрологии исламского мира в VIII–XI вв., ещё до эпохи крестовых походов, и изложенные в работах таких авторов, как Маша'аллах (740 – ок. 815), Абу Ма'шар (787 – 886), Сахл ибн Бишр (? – ок. 850), Абу Джа'фар Ахмад ал-Мисри (835 – 912), `Али ибн Аби-р-Риджал (988 – ок. 1064) и ряд других. Трактаты этих авторов легли в основу “Соображений” Гвидо Бонатти.

Второй слой – это текст самого Бонатти, знаменитейшего астролога XIII в., который в своём грандиозном сочинении “Liber astronomiae” (“Книга астрономии”), состоящем из десяти трактатов, суммировал и систематизировал опыт арабских астрологов, чем, в свою очередь, заложил фундамент для дальнейшего развития астрологии в Европе. Представленные в данной книге 146 Соображений взяты из пятого трактата “Liber astronomiae”.

Третий слой – это афоризмы Джироламо Кардано (1501 – 1576), итальянского учёного-энциклопедиста, который, помимо всего прочего, был искусным астрологом и написал целый ряд астрологических трактатов. Тот факт, что его афоризмы встретились под одной обложкой с рассуждениями Бонатти, позволяет читателям самим увидеть, какие изменения претерпела западная астрология за четыре века, разделяющих труды этих двух астрологов.

Четвёртый слой – это работа по отбору, переводу, редактированию и комментированию сочинений Бонатти и Кардано, которая была проделана выдающимися английскими астрологами Уильямом Лилли (1602 – 1681) и Генри Коули (1633 – 1707). По составу получившегося сборника можно судить, какие темы и подходы были актуальны для британской астрологии XVII в., а также то, в какой степени Лилли и Коули были наследниками концепций европейских астрологов Позднего Средневековья и Возрождения.

Пятый слой – это вступление и комментарии, написанные для переиздания “Души астрологии” в 1886 г. Уильямом Элдоном Серджеантом. Данный слой отражает, с одной стороны, возрождение серьёзного интереса к астрологическим знаниям прошлого среди членов Теософского общества, которые затем “заразили” страстью к астрологии многих людей в разных странах мира. Но с другой стороны, видно и то, что многие концепции и подходы, составлявшие плоть и кровь астрологии во времена Бонатти и Кардано, в XIX в. стали казаться далёкими и непонятными.

Наконец, шестой слой – это работа по переводу лондонского издания 1886 г. на русский язык и по его комментированию. Казалось бы, к чему ещё какие-то новые комментарии, когда каждый из предшествующих слоёв представляет собой разъяснение и комментарий к базовому тексту? Но в действительности, работа над научным комментарием оказалась чуть ли не самым важным компонентом подготовки данной книги для современного издания. Дело в том, что очень многие места, трудные для понимания, в предыдущих изданиях остались без комментария. Издатели XVII в., хорошо знакомые с той астрологической традицией, которую представляли Бонатти и Кардано, видимо, посчитали лишним разъяснять места, им самим вполне понятные, а редактор XIX в., скорее, напротив, был по вполне понятным причинам уже далёк от той системы астрологии, которая практиковалась в Европе до упадка профессиональной астрологии в Новое время – и потому его комментарии довольно скудны и далеко не всегда проясняют истинную суть текста.

Прежде чем вы приступите к чтению основного текста книги, хотелось бы упомянуть о некоторых принципиальных моментах, касающихся астрологической терминологии. Дело в том, что за прошедшие столетия во многие термины стало вкладываться совсем иное содержание, и если современный читатель станет воспринимать текст XIII в. через призму привычного для него толкования терминов, то он получит совершенно искажённое понимание текста.

Например, термин “afflicted planet” часто переводится как “поражённая планета”, однако в нашем переводе он передан калькой с английского: “аффликтированная планета”. Дело в том, что данный термин в средневековой астрологии обозначает не только планету в напряжённых аспектах, но и в аспектах от Вредителей. Поэтому планета, имеющая, к примеру, лишь трин от Марса и секстиль от Сатурна, будет, исходя из подхода старинных астрологов, аффликтированной – притом, что с позиций современной астрологии поражённой её никак нельзя назвать.

Приведём другие важные термины.

Fortune и Infortune. Буквально эти термины переводятся как “Счастье” и “Несчастье”. Но слово “Fortune” встречается в тексте в двух значениях: чаше всего оно обозначает благотоворную планету (Юпитер, Венеру) и лишь в некоторых местах обозначает удачу, счастье и богатство, то есть, собственно фортуну. Аналогично, “Infortune” чаще всего означает не абстрактное несчастье, а злотворную планету. Поэтому, чтобы не запутывать читателя, термины “Fortune” и “Infortune”, когда они обозначают планеты, везде переведены как “Благодетель” и “Вредитель”.

Considerations и Judgement. Эти два термина всюду по тексту переведены как “соображения” и “суждение”, поскольку они обозначают два следующих друг за другом этапа рассмотрения гороскопа. Первый термин обозначает отдельные моменты, которые необходимо принять во внимание перед фомулировкой окончательного суждения, а второй термин – непосредственно само итоговое суждение. Собственно, весь текст Бонатти, включённый в данную книгу, представляет собой 146 “соображений перед суждением”.

Conjunction. Этот термин переводится как “соединение”, хотя следует иметь в виду, что всё, называемое в современной астрологии аспектами, в средневековой астрологии именовалось соединениями. При этом выделялись “соединения через аспект” (секстиль, квадратура, трин, оппозиция) и “телесные соединения” (то есть, то, что современные астрологи называют просто “соединением”). Поэтому когда в тексте говорится о планете, соединяющейся с другой или присоединяющейся к другой, обычно подразумевается любой мажорный аспект (если воспользоваться современной терминологией). Напомним, что минорные аспекты были введены лишь Кеплером в начале XVII в., поэтому и у Бонатти, и у Кардано везде речь идёт лишь о мажорных аспектах.

To behold. Этот глагол, буквально означающий “созерцать”, у современных астрологов вызывает ассоциации со “знаками, созерцающими друг друга”. Однако в данном тексте имеется в виду, что созерцают друг друга не знаки, а планеты, находящиеся в аспекте. Иначе говоря, термин “созерцать” является синонимом термина “аспектировать”.

House. Этот термин может обозначать как дом гороскопа, так и обитель (“дом планеты”). Поэтому, во избежание недоразумений, данное слово переводится по-разному, в зависимости от контекста.

Terms. Данное слово, обозначающее определённые секторы зодиакальных знаков, в оригинале всегда используется во множественном числе. Это вполне объяснимо, ибо английское “term” восходит к латинскому “terminus” (“граница”), и когда мы говорим о планете, которая находится в границах, задаваемых другой планетой, мы тоже всегда используем множественное число. Однако в русском языке сложилась традиция использовать слово “терм” в единственном числе, когда мы говорим о кокнретном участке Зодиака. Поэтому в нашем переводе слово “terms” передаётся как “терм”, когда речь идёт об одном таком участке, и как “термы”, когда речь идёт о нескольких участках.

Superior planet. Мы сохранили букальный перевод “высшая планета”, надеясь, что читатели поймут: речь идёт не о высших планетах в современном понимании (Уране, Непутне и Плутоне), а о планетах, чьи орбиты, с позиций геоцентрической системы мира, находятся выше орбиты Солнца. То есть, имеются в виду Марс, Юпитер и Сатурн. Соответственно, под низшими планетами (Inferior planets) в тексте подразумеваются Венера, Меркурий и Луна.

Reception (сущ.), to receive (глагол). Современные астрологи в подавляющем большинстве учитывают лишь взаимную рецепцию по обителям, однако старинная астрология знала множество других видов рецепции. Рецепция (букв. “приём”) формируется, когда любая планета попадает в место эссенциальных достоинств другой планеты. При этом данная вторая планета становится принимающей стороной. Поэтому во всех местах текста, где упоминается о том, что одна планета принимает другую, речь идёт именно о рецепции.

Moveable, fixed, common. Деление знаков по крестам активно использовалось астрологами прошлого, хотя при этом они употребляли другие названия, чем в современной астрологии. Кардинальные знаки они называли “подвижными” (moveable), а те знаки, что называются подвижными или мутабельными в наши дни, они называли “общими” (common). Чтобы не усугублять терминологическую путаницу, эти названия знаков мы всюду по тексту перевели в соответствии с современными стандартами: “moveable” – как “кардинальные”, “common” – как “мутабельные”, а “fixed” как были раньше, так и в наше время остались “фиксированными”.

В комментариях к основному тексту вы встретите более детальное описание как этих, так и прочих подводных камней: например, термин “профекция” у Бонатти обозначает не метод прогнозирования, а… положение планеты в угловом или последующем доме!

Что касается передачи имён и названий, то, как известно, после многократного перевода с одного языка на другой они могут измениться почти до неузнаваемости. Поэтому мы стремились по возможности восстанавливать их оригинальное написание и передавать их на русском языке согласно современным стандартам транслитерации. Так, “Bonatus” всюду по тексту передаётся как “Бонатти”, “Jerome Cardan” – как “Джироламо Кардано”, и т.п.

Гвидо Бонатти называют самым влиятельным астрологом XIII в. Он родился в Каше, близ Флоренции. Точная дата его рождения неизвестна. Первое датированное упоминание о нём относится к 1233 г., когда он участвовал в публичных дебатах в Болонье с решительным противником астрологии Джованни Скио да Виченца (? - 1260).

Бонатти получил образование в Болонском университете, вначале изучал право, но потом занялся астрологией и астрономией. Его мастерство в этих областях принесло ему почётный титул "Siderabilissimus".

В 1233 г. он был назначен придворным астрологом при императоре Священной Римской империи Фридрихе II (1212 – 1250). Позже он читал лекции в Парижском и Болонском университетах, практиковал в различных городах Италии (в частности, в 1260 г. был астрологом городской общины Флоренции). Затем Бонатти поступил на службу к предводителю гибеллинов графу Гвидо да Монтефельтро и консультировал его по вопросам артиллерийского дела, определял наилучшее время выступлений в поход, обеспечив графу целый ряд побед.

В старости Бонатти вступил в орден францисканцев и умер в монастыре в Анконе в 1300 г. По другим источникам, его убили разбойники близ Чезены, когда он возвращался в Форли после чтения лекций в Париже и ряде итальянских университетов.

Бонатти упоминается в "Божественной комедии" Данте (Ад, Песнь XX) и в "Истории Флоренции" Макиавелли. В конце XIV в. Филиппо Виллани составил его жизнеописание.

Единственное известное сочинение Бонатти – обширнейшая “Книга астрономии” в десяти трактатах (“Liber astronomiae”, известная также под названиями “Liber astronomicus”, “Liber astrologiae” и “Decem continens tractatus astronomiae”), написанная, по мнению исследователей, в 1280-х гг. Она является одним из основных источников сведений о традиционной средневековой европейской астрологической практике. Эта книга была весьма популярна в Позднем Средневековье и дошла до нас в большом количестве копий. В XV – XVI вв. работа Бонатти печаталась по крайней мере четырежды (в 1491 г. в Аугсбурге, в 1506 г. в Венеции, в 1530 и 1550 гг. в Базеле). В ту же эпоху появились немецкий и итальянский переводы труда Бонатти, а в 1676 г. Уильямом Лилли был опубликован английский перевод 146 соображений из пятого трактата, которые мы и предлагаем вниманию читателей в этой книге. В 1994 г. “Liber astronomiae” начала публиковаться в английском переводе в рамках проекта американских астрологов “Hindsight”, но по сей день полного издания труда Бонатти не существует ни на одном из современных языков. Чтобы представить себе масштаб этой работы, достаточно сказать, что вошедшие в данную книгу “146 соображений” составляют лишь пятнадцатую часть от общего объёма “Liber astronomiae”.


ОБРАЩЕНИЕ УИЛЬЯМА ЛИЛЛИ

К ПРОНИЦАТЕЛЬНЫМ ЛЮБИТЕЛЯМ ИСКУССТВА [АСТРОЛОГИИ]

Прежде мы думали переработать наше “Введение в астрологию”, книгу, которая теперь уже вся разошлась, и дополнить её для нового издания избранными афоризмами – как из сочинений древних астрологов, так и из нашего собственного многолетнего опыта. Но трудоёмкость этой работы, учитывая наш возраст и телесные недуги, вкупе с обескураживающей реакцией некоторых неблагодарных людей, с которыми мы столкнулись*, – всё это заставило нас отказаться (по крайней мере, на данный момент) от этих намерений.

Всё же, мы не можем совсем не хотеть способствовать тому, что может привести к продвижению Искусства и стать наградой тем, кто мучительно** его изучает, а также осознаём, насколько важно знать и принимать во внимание нижеследующие Соображения Гвидо Бонатти и приложенные к ним Афоризмы (чего многие наши искусные соотечественники не могли делать, поскольку до сих пор они [Соображения и Афоризмы] оставались на латинском языке вместе со всеми прочими трудами этих авторов, собранными в большие тома, которые трудно достать и которые слишком дороги для многих, чтобы их приобрести). Поэтому мы предложили перевести их одному другу***, что он и исполнил с рассудительностью, на простом и выразительном языке, так что мы решили, что эта работа может быть достойна названия “Anima Astrologiae” (“Душа Астрологии”), которое мы ей дали, понимая под этим сущность и содержание Астрологии, а также большое количество превосходного материала, который должны исследовать все честные студенты, практикующие Искусство для того, чтобы раскрывать истину, а не болтать попусту.****

Мы не сомневаемся, что истинные Сыны и доброжелатели Урании извлекут из этого значительную пользу, которая направит их  к уверенности в вынесении суждений по любому делу, и что у них появится возможность поблагодарить за эту публикацию их старого друга
УИЛЬЯМА ЛИЛЛИ.

Уолтон-на-Темзе,
2 августа 1675.

 

ОБРАЩЕНИЕ ГЕНРИ КОУЛИ К ЧИТАТЕЛЮ

Ты одарён здесь двумя избранными произведениями Искусства [астрологии] на нашем родном языке. Первое – Соображения Гвидо Бонатти, человека удачливого в своей практике не менее, чем искусного в теории Астрологии, пример чему я приведу здесь, как это записал выдающийся историк Фульгус, L. 8, c. 11. Наш автор Бонатти послал весть Гвидо, графу Мон-Серан, который находился в осаде в этом городе, что если в такой-то день и час он совершит вылазку во вражеский лагерь, то он нанесет им абсолютное поражение и заставит их снять осаду и покинуть место, однако сам [граф] получит опасное (но не смертельное) ранение в бедро. Граф последовал его совету, сделал вылазку в указанный день, запасясь всем необходимым на случай ранения, и, в согласии с предсказанием, одержал наиболее значительную и полную победу, хотя значительно уступал в численности; однако, когда граф продолжал преследование, он получил ранение в предсказанное место, от чего в короткое время излечился*.

Второе состоит из самых отборных Афоризмов Кардано, человека, известного в учёном мире, о котором рассудительный и строгий Скалигер (хотя он был его противником) в предисловии к книге, написанной против Кардано, даёт ему самую уважительную и одобряющую характеристику. Эти Афоризмы (под которыми подразумеваются короткие, быстро усваиваемые и подтверждённые [опытом] правила Искусства) в оригинале были представлены беспорядочно, но я для большей методичности взял на себя труд выстроить их под чёткими и подходящими заглавиями и опустил те, что казались тривиальными или излишними, чтобы без нужды не перегружать читателя. Вот и всё, что мне показалось необходимым предпослать [этой книге]; осталось только добавить, что по причине моего отсутствия несколько ошибок было допущено при вёрстке – помимо тех, которые могли быть допущены мною при переводе. Читатель покажет своё умение разбираться в предмете, определяя их, и свой добрый нрав, прощая их. Vale1.

Г. К.


Предисловие

Среди тех вещей, что подлежат вынесению суждения посредством Астрологии, следует, главным образом, рассмотреть шесть предметов: 1-й – народы и их конкретные разновидности. 2-й – семьи; установления и предписания семей и династий. 3-й – богатые и могущественные люди, [их] склонности и дела. 4-й – должно быть обращено внимание на индивидуумов. 5-й – элекции, или подходящее время для начала любой работы или инициативы. 6-й – вопросы, как общие, так и частные, уместные и пригодные для того, чтобы их задать.

 Но есть несколько вещей, которые необходимо учесть перед всем остальным: это подходящая манера постановки вопроса и разные другие пункты, которые должны быть рассмотрены при вынесении суждения. Такого рода соображений мы насчитаем не менее 146-ти, хотя и невозможно, чтобы они случились или наблюдались все вместе, они всё же заслуживают того, чтобы о них знали, и без них Астролог никогда не сможет дать истинное и безукоризненное заключение. Но прежде чем мы станем рассматривать их по отдельности, будет уместным сказать немного о правильном способе или манере, какими должен быть задан вопрос; так как судить о грядущих событиях – это не просто нелегкая задача, но она даже не всегда может быть точно выполнена; однако мы можем приблизиться к истине и разойтись с ней только в небольших пределах времени или в обстоятельствах. Это вовсе не должно отбить нам охоту к изучению [астрологии] и приложению усилий получить в этом настолько большие познания, насколько это возможно для человеческого ума. Так как низшие управляются высшими (в чём все согласны), а природа и расположение таких высших [небесных тел] могут быть определены по их движениям, которые теперь точно установлены учёными-астрономами, из этого мы отныне можем, без сомнения, получить возможность судить о грядущих событиях: о том, что произойдёт из-за их движения, и, как следствие, предсказать будущие происшествия. Поскольку это искусство имеет свои особенные правила и афоризмы и завершается суждением, то это отметает возражения тех, кто говорит, что Астрология ничего не стоит; она не была бы Искусством, если бы не имела присущих ей правил; но мы везде вполне доказали то, что это Искусство, и это широко признано; а его результатом является вынесение суждения, как уже было сказано, о том, в виде каких событий среди низших тел запечатлеваются движения высших тел, а также их качества и влияния на низшие тела.

 

Соображения Гвидо Бонатти

1. Во-первых, нужно определить, что побуждает человека предложить или задать вопрос астрологу; здесь мы должны иметь в виду три побуждения. Первое – движение ума, когда человек любопытствует в своих мыслях и выказывает желание спросить. Второе – движение высших, небесных телах, так что оно запечатлевается на интересующем нас предмете и указывает, что из этого выйдет. Третье – свободную волю, которая склоняет его к тому, чтобы задать вопрос, потому что хотя ум и движим к поиску ответа, этого недостаточно, если небесные тела не благоприятствуют этому. С другой стороны, такого движения звёзд [самого по себе] тоже недостаточно, пока по выбору своей собственной воли человек действительно не решит задать вопрос.

2. Второе Соображение (как мы намекнули выше) относится к методу или способу, которым должен пользоваться каждый, кто обращается к астрологу. А именно: когда он собирается получить суждение Мастера о прошлых, настоящих или грядущих событиях, он должен, во-первых, с преданной душой помолиться Господу, от которого исходит удача любого законного предприятия, чтобы Он даровал ему правдивое знание о тех вещах, которые он хочет узнать. Затем пускай он сам обратится к астрологу с сёрьезным намерением разрешить некие конкретные и заслуживающие особого внимания сомнения, а не по пустяковому основанию и не по легкомысленному внезапному чувству, и тем более – не из-за вещей низких или незаконных, что обычно делают многие невежественные люди; но по делам настоящей важности, которые занимали и тревожили его ум на протяжении суток или более, за исключением неожиданных дел, которые не терпят отлагательств.

Примечание Лилли: Тот, кто следует этому верному пути, найдёт истину в том, о чём спросит; но если кто-либо сделает наоборот, разочарует и себя и Мастера; поскольку глупый кверент может быть причиной ошибки мудрого респондента1, что и возбуждает сплетни по поводу Искусства среди людей недалёких, в то время как виноватым оказывается не астролог, а невежественный глупый кверент.

3. Третье, рассмотреть, сколькими способами  планеты влияют на дела земные  согласно различным качествам их движения: существует шестнадцать различных способов такого их действия  и влияния на всё, что является полностью или частично завершённым или разрушенным1.

4. Четвертое, обстоятельно рассмотреть по отдельности эти шестнадцать способов, и какие есть содействующие  причины, помогающие делу продвинуться к завершению, и что разрушает дело после его завершения. Так, первое из них (1) – это Профекция1 или опережение, то, что философы2 называют  Алькекохол. 2. Изгнание3, что называется   Алибером. 3. Соединение или Возвращение4, что называется  Алитифаль.  4. Разделение5, что называют  Альнихират. 5. Передача света6, которую называют  Аннекад. 6. Собирание7, называемое   Альгемей. 7. Пробиция8, которую называют  Альмана. 8. Рецепция9, называемая  Алькоболь. 9. Нахождение в свободном уходе10, называемое  Гасталькобаль. 10. Разрешение11, называемое Галаалосир.  11. Восстановление или предоставление свойства или расположения12, называемое  Альтеат. 12. Взятие свойства обратно13, что называется  Дальфа Альхоа. 13. Взятие расположения обратно или его рассеивание14, называемое  Даффаредбит.  14. Сила,  Алькоевах. 15. Слабость,  Адироф. 16-м является положение Луны, называемое  Гнаймель  или злотворная  Луна; с которой древние связывали плохое предзнаменование. 

5. Пятое, рассмотреть сколькими способами Луна становится злотворной. Их обычно насчитывают десять1, но, по моему мнению, можно добавить еще семь способов, посредством которых случаются  помехи и вред во всех  хорарных, натальных и элективных картах – и в любых  действиях вообще.

Первый – когда Луна сожжена, то есть находится под лучами Солнца, что считается, начиная с 15 градусов до тела Солнца, когда она приближается к нему, и кончая расстоянием в 12 градусов от него при удалении.  И помеха является большей при аппликации, чем при сепарации; из-за того, что когда она уходит и находится на расстоянии в 5 градусов, говорят, что она ускользнула, хотя и не совсем освободилась. Подобно тому, как говорят, что человек выздоровел, когда лихорадка проходит, хотя он ещё слаб, ибо теперь он спокоен, что снова обретёт здоровье.

Второй [способ] – когда она в градусах своего снижения2, то есть в 3-м Скорпиона, или в любой части Скорпиона или Козерога, или соединяется с любой  планетой в месте её снижения, как если она соединяется с Солнцем в Скорпионе или Козероге или в любой части Скорпиона или Козерога, или в месте его собственного снижения, то есть, в Водолее или Весах, то есть, в 19-м градусе или любой части Весов; или как если она соединяется с Марсом, который находится в Весах или Тельце, или в 28 градусе, или в любой части Рака; и таким же образом  с любой другой планетой или планетами соответственно.

Третий [способ], когда она расположена в любом градусе сожжения, худшими из которых являются:  те 12 градусов, что предшествуют градусу, который находится в точной оппозиции к градусу, в котором расположено Солнце, где бы она ни находилась3.

Четвертый [способ] – когда она в соединении, оппозиции или квадратуре с любм из Вредителей – Сатурном или  Марсом – без совершенной рецепции4; при её наличии  она вредит, но не слишком, но во всех других местах даёт большие препятствия, как в вышеназванных аспектах, так и в телесном соединении5, за исключением лишь тех мест, где Вредитель будет иметь два из его малых достоинств, как в случае с Сатурном в последних 4 градусах Овна или Близнецов, в каждом из которых он в своем терме и триплицитете6; или с Марсом в последних 10 градусах Рыб, где он находится в своем фасе и триплицитете; и подобным же образом в любом другом знаке или месте.

Пятый [способ] – когда она с Головой или Хвостом Дракона, то есть в пределах 12 градусов от одного из них, потому что это место её затмения.

Шестой [способ] – когда она в Близнецах, которые являются 12-ым [домом] от её обители.

Седьмой [способ] – когда она в конце знаков, все из которых являются термами Вредителей, за исключением последних шести градусов Льва, которые принадлежат Юпитеру; но в первых восьми [градусах] этого знака она ослаблена, так как они являются термами Сатурна. Если мне возразят, что по той же причине она должна быть воспрепятствована в первых шести градусах Рака, поскольку это термы Марса, я отвечу нет, потому что Рак является её собственной обителью и местом самой большой силы7.

Восьмой [способ] – когда она в 6-м, 8-м, 9-м или 12-м домах (не в рецепции с Асцендентом) или соединяется с любой планетой в любом из этих [домов], или расположена в третьем доме8, потому что это падающий дом, но поскольку он считается местом её радости9 (или местом её удовольствия),  в нём она не так страдает, как в других падающих домах.

Девятый [способ] – когда она между 15-м градусом Весов и 15-м градусом Скорпиона, эти 30 градусов называются Сожжённым Путём.

Десятый [способ] –  когда она в свободном уходе, это означает, что она не соединяется ни с одной планетой ни телесно, ни через аспект, или в том положении, которое зовётся “диким” или “пустынным”, то есть, в месте, где она не имеет ни одного достоинства.

Одиннадцатый [способ] – когда она движется с малой скоростью, потому что тогда её можно сравнить с ретроградной планетой.

Двенадцатый [способ] – когда ей недостает света, то есть когда её не видно или виден маленький серпик, что случается близ конца лунного месяца10.

Тринадцатый [способ] – когда она осаждена двумя Вредителями, препятствующими ей11.

Четырнадцатый [способ] – когда она находится в градусах Азимена12.

Пятнадцатый [способ] – когда она в градусах ямы13.

Шестнадцатый [способ] – в дымных градусах14.

Семнадцатый и последний [способ] – когда она расположена в градусах, называемых тёмными15.

Чтобы узнать или различить всё это, вы должны справиться  в общих таблицах в большинстве астрологических книг16.

6. Шестое Соображение: рассмотреть, каким  еще образом планеты ослаблены или аффликтированы1. Этот  [способ рассмотрения] не слишком отличается от предыдущего и состоит из 10 путей.

Первый, когда планета является кадентной  относительно Угла или от Асцендента, не созерцая его2.

Второй, когда планета является ретроградной.

Третий, когда планеты сожжены, то есть в пределах 15 градусов до или после Солнца3; низшие планеты4 более ослаблены, находясь за Солнцем, и менее ослаблены перед ним, когда они директны, но при ретроградном движении – наоборот.

Четвёртый, когда любая из них находится в оппозиции,  телесном соединении или квадратуре с одним или обоими Вредителями без рецепции.

Пятый, когда любая из них окружена Вредителями, то есть отходит от одного, чтобы соединиться с другим, без совершенной рецепции по обители, экзальтации, или по двум  из малых достоинств, то есть по терму, триплицитету или фасу.

Шестой, когда планета соединяется с другой планетой  в её собственном отклонении5 или падении, то есть в оппозиции к её собственной обители или экзальтации.

Седьмой, когда она соединена с планетой в падающем от  Асцендента доме6 или расходится с планетой, которая её принимает, и соединяется с другой, которая этого не делает7.

Восьмой, когда планета – перегрин, то есть, стоит в таком месте, где она не имеет ни одного достоинства, или когда она является высшей планетой8, за которой идёт Солнце, или когда она является низшей планетой, идущей за Солнцем.

Девятый, когда планета находится [в соединении] с Головой или Хвостом Дракона, без широты.

Десятый, когда планета ослабляет саму себя, то есть, когда она находится в седьмой обители от своей собственной, является дикой9и не находится в рецепции.

Таковы препятствия  для планет, которые вызывают помехи, отсрочки или вред в натальных, хорарных, элективных и других картах: со всеми ими вы должны быть хорошо знакомы. Есть и некоторые другие [препятствия для планет], которые необходимо знать, но чтобы избежать скуки и смятения, я пока пропущу их.

7. Седьмое Соображение – остерегаться тех случаев, когда астролог может ошибиться или допустить ошибку; учёные люди упоминают четыре из них: 1. Когда кверент настолько глуп, что не знает ни как задать вопрос, ни того, что он должен [спросить]. 2. Когда время, на которое построена карта, ошибочно. 3. Когда Мастер не знает, ушло  ли Солнце с линии Середины Неба, или всё ещё находится на ней; или находится за ней, или перед ней. 4. Когда Благодетели и Вредители имеют равную силу. Следовательно, в любое такое время ты не должен принимать никаких вопросов. Но, по моему мнению, можно бы добавить еще три варианта, при которых Астролог будет подвержен ошибкам. 1-й – когда кверент приходит лишь для того, чтобы испытать его или сыграть шутку над ним, что делают многие, говоря: “Давайте пойдём к астрологу, спросим у него что-нибудь и посмотрим, сможет ли он сказать нам правду или нет”. Так евреи предлагали обсудить  вопросы Господу нашему Иисусу Христу, не столько для того, чтобы решить их, сколько для того, чтобы испытать Его или поймать в ловушку. 2-й вариант, при котором Мастер будет склонен к ошибке, – это когда кверент задаёт вопрос без серьёзного обдуманного намерения, как поступают некоторые, встречая астролога случайно или приходя к нему с другим делом: внезапно подумав о чем-то, они тут же и задают вопрос как бы между прочим;  в таких случаях, тысяча к одному, что будет допущена ошибка. Но ты, должно быть, уже готов сказать: “Как я могу знать, имеет ли кверент серьёзное намерение или только испытывает меня?”  На что я отвечаю: кажется, что это очень трудный для понимания, сложный момент, чтобы наверняка выяснить его; но я часто проверял и находил верным, что если во время задания вопроса Асцендент оказывался очень близко к концу одного знака и началу другого, как будто бы между ними обоими, я говорил, что вопрос задан не всерьёз или что меня испытывают; и многие признавались, что я говорю правду, и начинали верить, что я знаю больше, чем они обо мне думали раньше. На что в подобных случаях я обычно отвечал: “Прошу, друг, не донимай меня, если только ты не спрашиваешь серьёзно, ибо я подозреваю, что ты можешь разыгрывать меня, не задавая этот вопрос так, как надо; если же ты будешь донимать меня ради собственного удовольствия, получи удовольствие и от выдачи мне соответствующего вознаграждения за мои труды”, – после чего, если был задуман обман, от меня немедленно уходили. Ещё один, т. е. третий путь, который может привести астролога к ошибке – это когда управитель Асцендента и управитель часа не являются одной и той же планетой, не принадлежат  одному триплицитету и не имеют того же характера, что и Асцендент; тогда хорар не является радикальным, в чём я часто убеждался на опыте. Всё это я перечислил для того, чтобы ты мог знать, каким людям ты не должен будешь выносить суждение, потому что, как говорят, “результат дела  подобен степени озабоченности Кверента, и если он приходит по необходимости, грустный, задумчивый и с надеждой, что ты способен по-настоящему оправдать его ожидания и знаешь, как это сделать, – то в таких случаях ты можешь спокойно приступать к рассмотрению вопроса”.

8. Восьмое Соображение – посмотреть, сколько из вышеназванных  способов или пунктов необходимо использовать и учитывать при вынесении суждения, над которым ты думаешь; их тридцать, то есть, шестнадцать препятствий Луны, десять – других планет, как было сказано, и, кроме всего этого, все радости планет, которых насчитывают четыре. Первая из них – это дом, в котором каждая планета испытывает удовольствие: Меркурий в Асценденте1, Луна в третьем [доме], Венера – в пятом, Марс – в шестом, Солнце – в девятом, Юпитер – в одинадцатом, Сатурн – в двенадцатом2. Вторая [радость] – когда планета находится в знаке, в котором она испытывает удовольствие3: Сатурн – в Водолее, Юпитер – в Стрельце, Марс – в Скорпионе, Солнце – во Льве, Венера – в Тельце, Меркурий – в Деве, а Луна – в Раке. Третья [радость] –  когда дневные планеты   (Сатурн, Юпитер, Солнце и Меркурий) находятся в дневных домах на Востоке и восточные относительно Солнца близ Асцендента; а ночные планеты  (Марс, Венера, Луна и Меркурий) – в ночных домах на Западе и западные относительно Солнца, особенно близ куспида седьмого дома4. Четвёртая [радость] – когда три высших планеты,   Сатурн, Юпитер или Марс, находятся в мужских четвертях, которые простираются от куспида десятого дома до куспида Асцендента и от куспида четвёртого дома до куспида седьмого дома; и когда женские планеты, Венера или Луна, находятся в женских четвертях, которые простираются от куспида Асцендента до куспида четвёртого дома и от куспида седьмого до куспида десятого. Что касается Меркурия,  он радуется, когда находится с мужскими планетами в мужских четвертях и с женскими планетами – в женских.

9. Девятое Соображение состоит в том, чтобы обратить внимание на различные способы, как тайные, так и явные, добрые и злые, которые помогают или мешают  вещам происходить или не происходить; их  насчитывают 21. 1-й – самый сильный тайный Помощник. 2-й – очень сильный тайный Помощник. 3-й – сильный [тайный] Помощник. 4-й  – слабый тайный Помощник. 5-й – более слабый тайный Помощник. 6-й – самый слабый тайный Помощник. 7-й  – самый сильный явный Помощник. 8-й – очень сильный явный Помощник. 9-й – сильный явный Помощник. 10-й – слабый явный Помощник. 11-й  – более слабый явный Помощник. 12-й – самый слабый явный Помощник. 13-й – самая сильная тайная Помеха. 14-й – очень сильная тайная Помеха. 15-й  – сильная тайная Помеха. 16-й – слабая тайная Помеха. 17-й – более слабая тайная Помеха. 18-й – самая слабая тайная Помеха. 19-й – самая сильная явная Помеха. 20-й  – очень сильная явная Помеха; и 21-й – сильная явная Помеха. Каждый из этих способов мы рассмотрим по отдельности, они являются секретом из секретов. В части Астрологии,  посвященной суждениям, на которую не обратили внимания древние и не сказали прямо ничего, что я нашёл, за единственным исключением того, что Али, кажется, слегка затронул в своём толковании 23-го из Птолемеевских “Ста изречений”1; я не думаю, что они пропустили это из-за незнания, скорее – из-за того, что эти способы вышли из употребления, или из-за боязни быть слишком утомительными или обременить умы своих читателей и слушателей. Они приходили к заключению согласно тому, как расположены планеты в домах и наках,  их силе или слабости, вместе с Частью Фортуны и ещё несколькими элементами. Но ты должен принимать во внимание в своих суждениях не только то же, что и они, но и все прочие обстоятельства, которые можешь учесть. Когда ты рассчитаешь гороскоп, ты должен будешь сперва найти сигнификатор того, о чём спрашивают, или того, что хотят предпринять, и посмотреть, находится ли какая-нибудь из неподвижных звёзд его природы в его обители, или в его экзальтации, с ним  в соединении с точностью до минуты; поскольку затем такая звезда будет помогать сигнификатору до тех пор, пока дело не будет закончено или выполнено – даже так, как кверент и не надеется. Это и есть самый сильный тайный Помощник, благодаря которому кверент может удивляться, как всё получилось. Теперь, если та же звезда будет в том же градусе, что и сигнификатор, на расстоянии от одной минуты до 15' перед ним или 5' за ним, это  всё еще будет помогать, но не так сильно: и это мы называем очень сильным тайным Помощником; однако если она [звезда] будет  с ним [сигнификатором] в одном градусе, но на расстоянии свыше 16' и в пределах 50', это как-то поможет, хотя и меньше; и это мы называем только сильным тайным Помощником  в позитивном градусе. Если она будет в одном градусе с сигнификатором, там где он имеет два из малых достоинств, в той же самой минуте или в пределах 16', это поможет ему меньше, и это слабый тайный Помощник; от 16' до 50' – ещё  меньше, и потому это более слабый тайный Помощник; но если она будет с сигнификатором там, где у него совсем нет  достоинств, это всё ещё может помочь, но так, будто это незаметно; и это мы зовём самым слабым тайным Помощником. Подобным же образом мы можем сказать противоположное о том, что вредит, разрушает или задерживает дело. Так, если планета, которая является сигнификатором чего-либо, находясь в месте, где она не имеет никаких достоинств, соединится с одной из неподвижных звёзд противоположной ей природы, это ослабит его и не позволит делу завершиться; хотя иным способом [прийти к такому выводу] по карте кажется невозможным (потому из-за недостаточного внимания к этому Мастер часто лишается доверия и поднимает скандал вокруг самого Искусства среди людей неосведомлённых); и это является самым сильным тайным Вредителем. Если же эта  звезда будет удалена от сигнификатора больше, чем на 16 минут, это ослабит его, но не окончательно, отчего это может называться только очень сильным тайным Вредителем. И так далее – через все стадии, тем же способом, как мы говорили о случаях с  Помощниками.

О вышесказанном 21 различном случае, как то:  о сильнейших Помощниках  и т.д., и о сильнейших препятствиях.

Таким образом, нужно знать и различать вышеупомянутые различные случаи. Самый сильный явный Помощник или Источник помощи  – это когда планета-сигнификатор вопроса находится в своей обители; на Углу2 в той же самой минуте, что и куспид, когда она директная, быстрая в движении, в рецепции и свободна от всяких повреждений и помех, что случается  наиболее редко.

Очень сильный явный Помощник  – это когда сигнификатор находится в своей обители или в экзальтации на Углу, в пределах градуса или двух от этого куспида, свободен от помех и в рецепции, что случается очень редко.

Сильный явный помощник – это когда сигнификатор находится на Углу в своей обители или в экзальтации, в пределах 3 градусов до этого куспида или 5 градусов после.

Слабый явный Помощник  – это когда планета находится в месте двух из своих меньших достоинств, на Углу в пределах 5 градусов до него или 15 градусов после него; или находится в своей обители или в экзальтации, в последующем  доме, свободная от повреждения.

Более слабый откровенный Помощник – это когда сигнификатор находится в своей обители или в экзальтации, или в месте двух своих меньших достоинств, но в кадентном доме карты и при этом  аспектирует Асцендент.

Самый  слабый откровенный Помощник  – это когда сигнификатор находится в месте какого-либо из своих больших достоинств или двух меньших, не аспектируя Асцендент;  или находится в месте одного из своих меньших достоинств; только аспектируя его, или соединяясь с планетой, которая  его  аспектирует и имеет там некоторые достоинства.

Самая сильная откровенная Помеха – это когда сигнификатор находится в месте, где у него нет ни достоинств, ни радости, ни рецепции; когда он осаждён двумя Вредителями, в падающем от Угла или от Асцендента доме; и еще хуже, если он соединяется с любой неподвижной звездой злой природы, и т.д.3

Могут быть еще другие причины, как помогающие, так и мешающие, помимо тех, что мы отметили, как явные, так и тайные, начиная от соединения планет  и их аспектов, но слишком утомительные, чтобы их обсуждать здесь. Я также не буду здесь более подробно останавливаться  на всём, сказанном выше, но я всё же должен убедить тебя, что это девятое соображение, с тщательностью принятое во внимание, принесёт большую пользу при вынесении правдивого и осторожного суждения – особенно, если ты всегда прилежно следишь за Луной. Поскольку из всех планет она имеет наибольшее подобие и соответствие с вещами в подлунном мире, как в общем, так и в частностях, как в отношении всего рода  человеческого, так и в отношении каждого человека; соответствует ветрам4; не говоря о  ежедневных влияниях, которые она производит здесь на всё, и о её частых кругооборотах относительно элементов и элементарных тел из-за близости её орбиты к Земле и из-за самой меньшей орбиты из всех  планет, так что она выглядит посредницей между небесными и подлунными телами.

Когда мы наблюдаем Новую Луну, она появляется малая и тонкая, но затем её свет постепенно увеличивается до тех пор, пока всё её тело, обращённое к нам,  не становится полным сияния, а затем оно снова уменьшается, постепенно и незаметно, пока  полностью не исчезнет. То же происходит со всем миром – Разумным, Неразумным и растительным; как люди растут, пока не достигнут установленных им размеров, а затем слабеют и усыхают постепенно, до тех пор, пока жизнь их не закончится; и так же происходит со всеми созданиями. Следовательно, необходимо учитывать  Луну как  относящуюся  к сигнификаторам в любом хораре, натальной карте, карте предприятия или дела, и её хорошее положение будет указывать на хороший исход дела, так же и в противном случае5. Её достоинство и сила являются столь большими, что если даже управитель Асцендента или другой сигнификатор дела  настолько слаб и аффликтирован, что не может инициировать его  или привести к завершению так, как надо, сильная Луна, несмотря на это, доведёт дело до конца.

Поскольку она является как бы наставницей6 всех вещей, переносчицей влияний планет [на Землю], и своего рода  “интернунцием”7  между ними, она переносит  достоинства от одной к другой, принимая характер одной планеты и перенося его к другой. И некоторые думают, что она делает это всегда, как считал, например, тиран Цилин Римский8, а именно: когда она отходит от одной планеты, она забирает её достоинства и приносит их другой, передавая их первой же планете, которую встретит. И некоторые представляют себе, что  Сахл9  говорил то же самое, но его мнение  не было абсолютно таким же, ибо он верил, что Луна переносит то, что было ей передано, но если ей ничего не было передано, то она не может никому ничего переносить, с чем согласен и я. Когда Луна соединяется с любой планетой, которая её принимает, затем эта планета передает ей свой характер, она несёт его с собой и передаёт той планете, с которой она встретится первой в месте любого из её [Луны] достоинств, и никакой другой, в согласии со следующим афоризмом: “Планета не даёт ничего в том месте, где она не ничего не обещала”10.

10. 10-е Соображение: внимательно посмотреть, какие неподвижные звёзды могут помочь или навредить предмету вопроса; ибо они часто имеют великую силу и приводят порой астролога к ошибке; и пусть Мастер непременно примет во внимание расположение неподвижных звёзд, которое тщательно вычислено для нашего столетия*.

11. Соображение 11-е состоит в том, чтобы рассмотреть злотворные планеты и на что они указывают; так как Сатурн и Марс являются плохими по своей природе, Сатурн – из-за избытка холода, а Марс – из-за избытка тепла; они не являются в реальности горячими или холодными, но такова их сущность, и таковы их воздействия. И потому они указывают на зло, вред и помехи, за исключением тех случаев, когда они принимают сигнификатора или Луну по обители, экзальтации или по двум из их меньших достоинств; или когда они сами являются сигнификаторами; поскольку тогда они будут сдерживать свою злобу и не будут ослаблять или чинить помехи тем, кого они принимают, в каком бы аспекте они ни были; но если они не принимают [ту планету, которую аспектируют], их вред возрастает, и ещё более, если они находятся в оппозиции или квадратуре, так как при секстиле или трине вреда меньше. Хотя может показаться, что Сахл говорил, что Вредители откладывают или сдерживают свою злобу, когда они находятся в трине или секстиле, он имел в виду лишь то, что они не такие неистовые, и не подразумевал, что их злоба полностью утихает.

12. Соображение 12-е - это посмотреть на Благодетелей и на то, что они означают, потому что Юпитер и Венера являются счастливыми по своей природе, и будучи умеренными, считаются лишёнными любого зла, потому что ничему не вредят, разве только иногда, случайно, помимо собственного намерения и крайне редко, поскольку они оказывают свои воздействия умеренно и принося выгоду, а также всегда стараются помочь как своим, так и прочим, принимают ли они их [через рецепцию] или нет, но если принимают - то тем лучше; и их трины и секстили лучше и благоприятнее, чем их квадратуры, а квадратуры [лучше и благоприятнее], чем их оппозиции.

13. Соображение 13-е:   рассмотреть Солнце и его сигнификаторов, так как его тоже называют благодетелем, в каком бы аспекте оно ни было, кроме оппозиции; но при соединении1 оно становится Вредителем, потому что сжигает и делает несчастливой  всякую звезду2 с ним в соединении, если только она не находится в сердце Солнца, где каждая звезда укрепляется.

14. Соображение 14-е: принять во внимание Меркурий и Луну, а также те планеты, с которыми они соединены, потому что они [Меркурий и Луна], имея изменчивую природу,  будут иметь значение тех [планет], с которыми они соединены.

15. Соображение 15-е:   рассмотреть, каким путём вообще планеты запечатлевают  влияние на земные дела; таких путей два – один хороший, а другой – плохой; так как Благодетели  обладают силой естественным образом запечатлевать добро, а от Вредителей естественным образом исходят вниз плохие влияния; отсюда следует надеяться на лучшее каждый раз, когда ты видишь Благодетелей; а когда видишь Злотворные планеты – бояться зла, кроме случая, когда оно  сдерживается, как было сказано выше1.

16. Соображение 16-е  – это заметить, аффликтирована ли планета, являющаяся сигнификатор чего-либо, любой из Злотворных планет, что имеет место, когда одна из них отбрасывает свои  лучи на лучи сигнификатора, в соответствии с величиной их орбисов1; и пока он продолжает находиться под лучами или светом Злотворной планеты, она называется воспрепятствованным или аффликтированным, пока Вредитель не отойдет от него; и Сахл говорит: “После того, как злая планета отойдёт на один полный градус от планеты, которую поражает, говорят, что та освободилась от неё*. Но я думаю, что когда Злотворная планета отошла от сигнификатора на 1 минуту, уже можно считать его освобождённым и исключённым*, потому что после этого она  может только пугать его. Это правда, что она вызывает больший страх, когда она отошла от него всего на одну минуту, чем тогда, когда она отошла уже на целый градус; но всё же этот страх, в целом, не без проблеска надежды. Например, кто-то собирается идти на битву и  спрашивает: вернётся ли он из боя целым и невредимым или нет? Асцендент в 13 градусов Близнецов, Меркурий в 7 градусах 54 минутах Водолея в 9 доме соединяется с  Сатурном, который стоит в 7 градусах 53 минутах Водолея, так что Меркурий в этот момент отошёл, от Сатурна, который является управителем дома смерти2, на одну минуту; из этого явствует, что он мог бы умереть в этом предприятии из-за данного соединения, и будет подвергнут риску смерти и отчаянному страху быть убитым врагами, и его будут преследовать так, что, казалось бы, уйти невозможно, и его  будут часто настигать, но в конце концов, он убежит от них и спасётся; даже сверх своего ожидания; и всё потому, что Меркурий отделился от Сатурна; и Сахл говорит: “Если Злотворная планета, которая  будет поражать любое дело, окажется  кадентной от Асцендента – так, что она не будет его созерцать3, – она, на самом деле, не сможет вредить делам, но всего лишь вызовет страх и испуг у вовлечённых в дело людей”.

17. Соображение 17-е: посмотреть, расположена ли планета-сигнификатор благополучно и безопасно, то есть,  свободна ли она от любых повреждений со стороны Вредителей1, и  отбрасывает ли свои лучи или свет любой из Благодетелей на лучи этого сигнификатора; тогда эта планета считается невредимой и охраняемой, и  указывает на завершение ситуации, пока планета-Благодетель   не отошла от неё на расстояние в одну минуту. Но когда она отошла на одну минуту, дело  не будет считаться совершённым и доведённым до конца, а лишь только будящим надежды – точно так же, как мы говорили про злотворную планету, которая в подобном  случае не может ничего сделать, но только вызвать страх. Надежда эта такая, что кверент будет верить и воображать, будто всё несомненно свершится, но всё же не без некоторого сомнения. Например, предположим, что задан вопрос о важном и трудном деле: будет ли оно сделано, осуществится ли оно или нет? А восходят 17 градусов Скорпиона, Марс в 12 градусах 13 минутах Тельца, и Венера в 12 градусах и 14 минутах  Козерога, так что Венера соединена с Марсом через трин, и принимает его в своей обители, а тот, сходным образом, принимает её в знаке своей экзальтации. Так что кверент думает, и все задействованные люди тоже истинно верят, что дело может завершиться посредством этого аспекта совершенной дружбы; и они будут продолжать тешить себя этой надеждой, пока Венера не уйдёт на один целый градус от аспекта с Марсом; но, в конце концов, это дело совсем ни к чему не приведёт, потому что Венера уже отошла от Марса  на одну минуту в момент предлагаемого вопроса. Хотя есть возможность, что подобное дело может быть осуществлено, но с чрезвычайными усилиями и хлопотами. Сахл также утверждает, что если Благодетель – кадентный от Асцендента и не может его созерцать, это только порождает льстивые надежды, но никогда не приводит к завершению дела.

18. Соображение 18-е  – это заметить, когда планета находится в Углах от Вредителей1, кроме случая, когда они принимают её; тогда считают, что она находится в дурных условиях,  в затруднительном  и несчастливом положении – как человек, на которого напали, который должен много сражаться, и нет никого, кто бы мог ему помочь или защитить; или подобно тому, кто стремится против течения, или падает в глубокий пруд и не умеет плавать, но всё же, пытаясь работать руками и ногами, может выплыть к берегу и спастись, хотя это случается редко. Планета считается находящейся в Углу от Вредителя, когда Вредитель – то есть, Сатурн или Марс – находится в каком-то знаке, а другая планета находится в четвертом, седьмом или десятом знаке от него: например, если Марс находится в Овне, а Меркурий в Раке, Весах или Козероге, то считается, что Меркурий – в Углу от него, и это истолковывается подобно их телесному соединению. Но в случае рецепции он [Вредитель] не причиняет вреда, так как рецепция уменьшает  всякое зло, как мы уже говорили.

 

Читать дальше


Обсудить на форумах A*R*G*O


Первоисточники > Труды

На титульную страницу


TopList