Ирина ВИЧАЙТЕ

В огороде саранча, а в Европе - ящур

 

От символизма - к астрономии?

 

Что бы это значило?

Астролог, глядя на итоговую цифру периода, может сказать: ишь, как пересекаются карты гармоник! А астроном или любитель научно-популярный изданий может посмотреть и иначе: один из циклов солнечной активности имеет такой же алгоритм – близкий 11 земным годам.

Известно, что с циклами солнечной активности многие исследователи земных процессов связывают и демографические минимумы, и демографические максимумы, и рост заболеваемости, и пики рождения людей, имеющих отклонения от нормы, и разнообразные земные катаклизмы - землетрясения, тайфуны, увеличение числа катастроф, аварий. Даже нашествие такой прожорливой живности, как саранча, ученые связывают с тем, как ведет себя Солнце. Сошлемся на слова старшего научного сотрудника Государственного астрономического института имени Штернберга А.И.Хлыстова:

"Я вспоминаю, что и саранча, оказывается, прекрасно коррелировала с солнечной активностью, в максимальных точках она вдруг размножалась и уничтожала посевы. Ну а если называть совсем недавние события, уже на нашей памяти, то 13 марта 1989 года после мощной вспышки облако раскаленных газов, пришедшее от Солнца к Земле, вызвало короткое замыкание в трансформаторе, который питал электричеством север Соединенных Штатов и провинции Канады" (подробнее см. здесь).

 

Астрономические исходные данные.

 

Проявление солнечной активности на Земле схематично можно описать таким образом: возникновение (увеличение числа) “пятен” на Солнце, увеличение количества и интенсивности солнечных вспышек и, наконец, через 17-21 ч (иногда через 48 часов) после вспышки на Солнце на Земле начинаются магнитные бури. (О влиянии магнитных бурь на земных жителей и земные процессы учеными также собрано немало фактического материала.)

Солнечная активность измеряется в следующих величинах.

Вспышки на Солнце делятся

а) по силе излучения :

б) по яркости вспышки:

Среднее количество солнечных вспышек за 25 лет – 434 штуки в месяц.

Интенсивность солнечной активности описывают числа Вольфа (W) – количество пятен на Солнце, видимых в данный момент.

Среднегодовое значение числа Вольфа с 1749 по 1990 год равно 53 единицам.

Ниже приведены среднесуточные значения чисел Вольфа в годы максимумов солнечной активности (на интервале 1749-1990 гг.) (Л.Константиновская. Когда приходят пророки, или наука циклов. – М.: Современник, 1994, с. 33):

1957 (190), 1958 (185), 1959 (159), 1989 (158), 1779 (156), 1979 (155), 1778 (154), 1947 (152), 1990 (143), 1956 (142), 1981 (140), 1870 (139), 1837 (138), 1948 (136), 1949 (135), 1787 (132), 1788 (131), 1848 (125), 1836 (122), 1789 (118), 1982 (116), 1937 (114), 1960 (112), 1871 (111)…

От астрономии – к астрологии?

 

К вящей радости астрологов, примеров корреляции с солнечной активностью того, что происходит “внизу”, ученые накопили к сегодняшнему дню предостаточно. Начал разрабатывать это научное направление наш соотечественник А.Л. Чижевский. Именно он по праву считается основателем гелиобиологии – новой науки о связи солнечной активности с земной жизнью и ее проявлениями. Но в названии его диссертации вопрос поставлен гораздо шире и не сводится к влиянию Солнца на биологические или природные процессы: "О влиянии космических факторов на исторические процессы" ("Исследование периодичности всемирно-исторического процесса"). А защита этой диссертации (на соискание степени доктора всеобщей истории!) состоялась… в 1918 году. Споры ученых с идеями Чижевского остались в прошлом веке – сейчас же любая поисковая система интернета на запрос “Солнечная активность” (sunspots) предложит такое обширное поле фактов, что даже воинственный скептик или рационалист вынужден будет пересмотреть свою систему нападок на астрологию. Почему на астрологию? А потому что именно астрологи столько веков стоят на своем: на жизнь Земли влияют звезды.

Глядя на приведенные выше совпадения величины естественных “гармоник” планет, астролог наверняка обратит внимание прежде всего на то, что самый знаменитый цикл солнечной активности очень напоминает величину всего одного сидерического периода обращения Юпитера вокруг Солнца (Т=11.86223). Далее астрологу нетрудно будет увидеть, что в величину периода солнечной активности в 11,2 года в целых числах мы можем вписать только периоды обращения “быстрых планет”. Приверженцев гелиоцентрической астрологии и мастеров использования в астрологии сидерического Зодиака может привлечь то, что в малый алгоритм солнечной активности “укладываются” только сидерические периоды обращения планет. Конечно, за исключением спутника Земли – Луны. Но это естественное исключение, которое нельзя назвать астрономическим: в гелиоцентрической системе координат мы всегда увидим Луну в соединении с Землей, и ее период обращения вокруг Солнца “равен” периоду обращения вокруг Солнца Земли. Для символически и нумерологически мыслящих астрологов показательным может оказаться то, что точнее всего к величине цикла солнечной активности приближается срок шестикратного обращения вокруг Солнца Марса (“Малого несчастья”), а также и то, что даже в виде дроби в 11-летний цикл солнечной активности нельзя вписать обращение Сатурна (“Большого несчастья”). А вот период обращения вокруг Солнца “Большого счастья” (Юпитера) может быть даже взят чуть ли не “эталоном”: один 11-летний цикл солнечной активности примерно равен одному периоду обращения Юпитера вокруг Солнца.

Но всё сказанное - пока только возможные пути, по которым могут отправиться, а могут и не отправиться астрологи. Пока же известно, что на реальную стыковку задач астрономии с возможностями астрологии вышел только один астролог. Его имя - Теодор Ландшайдт. Он является обладателем авторитетных научных премий, членом Советов нескольких научно-исследовательских институтов и организаций. Этот выдающийся астролог смог обнаружить ряд закономерностей во взаиморасположении планет Солнечной системы в периоды пиков солнечной активности и на основании выявленных закономерностей – разработать методику долгосрочных прогнозов вспышек солнечной активности и геомагнитных бурь.

Пока же самым астрологически апробированным циклом солнечной активности активности является период в 180 лет. Если в период в 11,2 года “вписываются” те или иные целые числа “быстрых” планет, то 180-летний период позволяет посмотреть и на “гармоническое” астрономическое поведение “медленных” планет:

Ну как тут не пуститься в аналогии! Если циклы солнечной активности связаны с природой Солнца (то бурно “вспыхивающего”, то “утомленного” от вспышек и “спящего”) и различаются только в сроках, то случайно ли, что в малом цикле солнечной активности “Малое несчастье” (Марс) имеет шесть периодов сидерических обращений, а в большом цикле солнечной активности столько же периодов сидерических обращений имеет “Большое несчастье” (Сатурн)? Почему именно шесть? Случайность? Математики наверняка ответят “не случайность – закономерность” и как аргументы предъявят что-то из тригонометрических формул. Нумерологи могут предложить свое объяснение, но что за смыслы они могут раскопать – вопрос. Практическим астрологам проще. Широко известные карты Большой Мутации, используемые для политических и экономических прогнозов, благодаря наблюдениям гелиобиологов могут уже сейчас получить более точную астрологическую интерпретацию. Пожалуй, уже сейчас можно поставить задачу по уточнению астрологических соответствий, не говоря об уточнении определения Большой Мутации Барбарой Коваль: “Большая мутация – это соединение Юпитер-Сатурн, которое начинает серию соединений Юпитер-Сатурн, происходящих в одном и том же элементе – Огонь, Земля, Воздух, Вода” (Барбара Коваль. Время и деньги. - М.: ЦАИ, 1995, с. 132).

Для постановки задачи астрологических соответствий достаточно сначала ввести корректирующий знак равенства:

9 синодических циклов соединения Юпитер-Сатурн =178,734 земных года

равно

Введя уточняющий системы отсчета знак равенства, мы с легкостью можем понять, что цикл Большой Мутации – это не только цикл двух выделенных планет – Юпитера и Сатурна. Но это еще и поправки каждой из этих планет на взаимосвязи с Нептуном и Ураном. Без Плутона и без планет, более приближенных к Солнцу, чем Юпитер. Но Юпитер, как “эталонная” планета малого цикла солнечной активности в 11 лет, соединяет цикл Большой Мутации с планетами, расположенными от Юпитера до Солнца. Вопрос: не меняется ли астрологическое значение этих планет при прохождении Юпитером градуса соединения с Сатурном в карте Большой Мутации? Речь-то ведь идет о прогнозировании политических и экономических процессов с помощью карты Большой Мутации.

Зная, что в основу карты Большой Мутации “положено” 9 сидерических циклов “Большого счастья” (Юпитера) и шесть сидерических циклов “Большого несчастья” (Сатурна), не можем ли мы попробовать чуть иначе анализировать астрологические алгоритмы развития мунданных процессов?

Увы, всё не так просто. Достаточно обратить внимание на то, что циклические “гармоники” планет, “адекватные” алгоритму солнечной активности, становятся рабочими “гармониками” только в ГЕЛИОцентрической системе координат движения планет (и Меркурий, и Венера делают свой оборот вокруг Солнца гораздо быстрее, чем это можно наблюдать с Земли) . А это значит, что бездумный перенос закономерностей таких гармоник на привычную астрологам ГЕОцентрическую систему может обернуться неувязками. Характерные для солнечных вспышек напряженные дуговые - далеко не каждый раз можно увидеть в геоцентрической системе отсчета – планеты-то вращаются вокруг Солнца!

Любой астролог, склонный к исследованиям и обобщениям на примерах, может посмотреть на космограммы (а если повезет - найти данные и на построение гороскопов) дней обнаружения астрономами больших пятен на Солнце и времени мощных вспышек. Хочу привести всего несколько дат известных солнечных вспышек – при желании их можно найти очень немалое количество:

Даже на примере всего нескольких космограмм вспышек (как более фиксируемого временем и сконцентрированного во времени факта из жизни Солнца, по сравнению со сроками образования крупных пятен) можно увидеть выделенность соединений, оппозиций и квадратур – как планет, так и наиболее значительных астероидов Солнечной системы. Если при анализе космограмм солнечных вспышек еще и учитывать близость каждой планеты к точке своего перигелия, то и вопрос силы солнечной вспышки может оказаться делом статистики. Впрочем, этими вопросы уже поставлены и решены Т.Ландшайдтом.

Междисциплинарные связи. Астрономия и астрология.

 

Алгоритм “жизни” солнечных пятен и связанных с ними вспышек учеными пока установлен только в самых общих чертах. Обратимся к словам А.И. Хлыстова:

“…это пятно, которое появилось из-за восточного края Солнца за счет вращения Солнца вокруг оси - это случилось 23 марта - оно по своей площади очень необычное, это очень большое пятно. Его площадь в специальных единицах - это 2 тысячи 200. Последний раз такое крупное пятно было в 2000 году, 20 сентября, его площадь была 2 тысячи 140, то есть немножко поменьше. И тогда астрономы тоже ожидали от прохождения этого пятна каких-то больших неприятностей. По виду пятна тогда было ясно, что оно должно дать мощные вспышки. Но, как это ни странно, а может быть, и не странно: наши знания ограничены, это пятно спокойно прошло практически весь диск Солнца. Это заняло примерно две недели. И только при выходе на край произошла одна вспышка, и то, в общем-то, не очень большая. В то же время в сентябре 2000 года было очень маленькое пятнышко, и оно дало очень мощную вспышку. Так что наши представления о том, какие пятна должны давать мощные вспышки, не всегда соответствуют действительности. Нынешнее пятно вышло уже в таком виде, который просто обязывал давать мощные вспышки. И тем не менее, прошло 7 дней, прежде чем наши ожидания удовлетворились” (см. там же).

С одной стороны, есть факт – Теодор Ландшайдт продемонстрировал, что на основании взаиморасположения планет можно прогнозировать то, что пока не удается прогнозировать астрономическими методами. Астрологии – плюс. Астрономы могут воспользоваться подсказкой астрологов и некоторые из них именно это, благодаря Т.Ландшайдту, и делают.

С другой стороны можно отметить, что астрология до сих пор в своих методиках и в своей картине мира опирается почти на один-единственный срез астрономической реальности. Астрологии – минус?

На сегодняшний день из всего многообразия астрономических знаний астролог в основном пользуется возможностью астрономии рассчитать точное местоположение небесного тела в пространстве в заданный момент времени. Знание особенностей орбиты небесного тела, скорости и фаз его движения, а также взаиморасположение планет и звезд, конечно, позволяет астрологу лучше разбираться в модели, придуманной много веков назад и даже экспериментировать с ней. Но сам астрономический принцип, лежащий в основе астрологической системы знаний, остаётся неизменным, а основные междисциплинарные связи астрономии и астрологии пока находятся в рамках того, что было известно древним астрологам тысячи лет назад. Собственно, сегодняшняя астрология в основном пользуется тем, что ее родная дочка астрономия знает очень давно и до обидного мало обращает внимание на другие направления интересов астрономии.

Если исключить интерес современных астрологов к выяснению или даже созданию идеологии и философии астрологии, основные находки современной астрологии так или иначе связаны:

А) с поиском всё новых и новых “земных” соответствий “небесным” фигурам (транскрипция на язык астрологии достижений других отраслей знаний, применение статистических методов, расширение / сужение символизма значений и т.д.);

Б) с разработкой астрологических “техник”, позволяющих решать нужные задачи;

В) с открытием новых небесных тел и с решением соответствующей задачи: а что бы это новое тело могло значить астрологически?

Неизбежен вопрос – что именно может заинтересовать астролога в поисках и находках астрономии? Физика звёзд? Гипотезы о жизнедеятельности галактик? Теория чёрных дыр? Спектральный анализ космических излучений?

Астрология ждёт от современной науки ответ на свой самый проблемный вопрос – о физической природе воздействия на человека небесных тел. Но астрономия и физика так свои вопросы ставить не торопятся. И астрология отвечает астрономии с физикой взаимностью – подчеркивая, что вопрос природы воздействия небесных тел лежит вне предмета астрологии. А вместе с тем, трудно не заметить, что представления астролога о физической природе влияния небесных тел неизбежно корректируют саму астрологическую модель и даже могут определять её расшифровку. Кто не слышал от одних астрологов об “энергиях” влияния (Марса, Венеры, Нептуна, а теперь уже и КХ76, или Варуны, или Селены…)? Кто не слышал от других астрологов речей о том, что нет никакой “энергии”, а есть такая вот “планетарная” форма символического языка, на котором Бог посылает нам свои подсказки? Есть и иные попытки увязать современные естественнонаучные или философские представления о мире с астрологией. Ещё не так давно, во времена Д.Радьяра, противоречия, нестыковки астрологии и естественных наук можно было несколько смягчить недостающим научному знанию холистическим или иным другим аксиологическим подходом, подчеркивающим, что мир куда более един, чем это следует из работ разбежавшихся по разным узким специализациям ученых и практиков. Теперь же можно наблюдать и попытку снять несогласованность выводов астрологии и науки курсом на предъявление астрологии строгих научных критериев достоверности ее утверждений. Любопытно, что аналогии и параллели между астрологией и наукой пока по большей части похожи на образные сравнения. Например: 

- у астрологии… так же, как и у квантовой физики... (может быть только высокая вероятностность прогноза, может быть такой же полиморфизм, как у кванта), 

- у астрологии… так же, как и у теории информации... (есть свои декодеры и свои энкодеры). 

Можно, конечно, попробовать одну и в общем-то целостную модель уточнять с помощью языка разных других моделей, но так ли это существенно, если в основе астрологической модели лежит всё тот же единственный научный астрономический факт: планеты движутся по своим орбитам так-то и так-то?..

Каждый из подходов, каждая из идеологий астрологии дают возможность подойти поближе к тайнам, которые хотя и смыкаются с астрологией, но рациональному постижению пока не доступны. Пока мы не знаем как именно влияют на нас звёзды – любая из идеологий остаётся в рамках иррационального или образного, аналогичного, параллельного, похожего – постигаемого, но не объясняемого. И пока астрономическое влияние на астрологию не только минимально, но и неизменно на протяжении многих веков её существования.

 

“Последние – будут первыми”?

Гармонические карты и “гармонические” взаимосвязи планет.

Астрологи много-много веков подряд нередко пользуются в своей работе так называемыми картами гармоник – пожалуй, самыми виртуальными картами. Всем понятно, что астрологическая карта гармоники – чисто математическая, производная, уточняющая астрологическая модель, полученная от модели, опирающейся на пусть и “малую”, но все-таки астрономическую реальность (положение планет друг относительно друга в нужный астрологу момент времени). Любопытно то, что “виртуальность” гармонической карты позволяет астрологу “обращаться” с гармонической картой не менее “виртуально” . У кого из приверженцев этого направления астрологии мы не встречаем тенденции к нумерологической интерпретации номера гармоники? Нередко именно нумерологический подход лежит в основе интерпретации этой группы астрологических карт и помогает постигать математическую условность условностью символической. Казалось бы, что может быть дальше от астрономии, чем такая астрологическая модель? Если вопрос о том, почему “работает” натальная карта, можно “закрывать” эфемеридами (повторяемостью аналогичных позиций аналогичным результатам интерпретации), идеологией или даже статистикой, то вопрос о работоспособности гармонических карт можно закрывать только работоспособностью самой математики.

Несмотря на то, что в основе расчетов любых гармонических карт лежат нехитрые операции умножения или деления, разные астрологи и даже разные астрологические традиции интерпретируют такие карты по-разному. В современной астрологии гармонические карты используются преимущественно для прояснения психологических особенностей личности, реже - для прогнозирования, причём каждая конкретная гармоника, как и в древности, служит увеличительной оптикой для выяснения какого-то отдельного вопроса. В древности рассмотрение гармонических карт носило куда более прогностический характер. Например, еще Павел Александрийский учил, что используя "двенадцатую часть" планеты или жре6ия “можно определить людей счастливых, удачливых и долгоживущих”, а также “людей бедных, не способных приобрести собственность, злополучных” (Павел Александрийский. Начала астрологии. – М.: Урания, 1997, с. 66). Но для интерпретации гармонических построений по методике Павла полученные производные части планеты нужно поместить в первоначальную (натальную) карту, в то время как знаменитая “гармоническая” индийская навамша интерпретируется как самостоятельная карта, хотя и уточняющая интерпретацию натальной. Впрочем, это уже тонкости чисто астрологических техник использования гармоник.

Читателя, который сейчас ожидает классификации гармонических карт и их интерпретаций, ждёт разочарование. Даже если предпринять попытку постановки такой “классификационной” задачи, в результате решения которой появилось бы перечисление и классификация всех гармонических карт и принципов их интерпретаций, – её максимальная ценность, очевидно, будет связана всё-таки только лишь с прояснением истории вопроса. А вот с оценкой задачи по прояснению “теории” гармонических карт торопиться не будем.

На первый взгляд, теоретической астрологической проблемы, связанной с картами гармоник, нет и быть не может – строя гармонические карты, мы опираемся на математику и ее возможности. Следовательно, гармоническая карта в астрологии:

а) не большая математическая модель, чем любая другая модель;

б) может быть “рабочей” ровно настолько, насколько математически корректно использованы данные исходной модели и насколько математически корректно рассчитаны гармонические производные.

Иными словами, самые сложные современные математические техники расчёта астрологических алгоритмов – не большая теоретическая виртуальность в астрологии, чем карты гармоник. Но так ли это? Так ли виртуальны гармонические карты?

Если мы вернёмся к тому, с чего начинался разговор, то ещё раз убедимся, что в один и тот же цикл солнечной активности целыми “долями” укладывается разное число обращений разных планет вокруг Солнца:

Независимо от того, как астролог может начать экспериментировать с приведёнными выше “гармониками” циклов планет, обращает на себя внимание такой факт: ни одна из новооткрытых планет (ни Уран, ни Нептун, ни тем более Плутон) не “укладывается” целым числом своих обращений вокруг Солнца ни в один из известных циклов солнечной активности. После открытия за Нептуном второго пояса астероидов роль и влияние Плутона всё больше и больше ставится под сомнение – не совсем понятно, что “делать” астрологу со всеми теми небесными телами, что находятся за орбитой Плутона и даже практически на его орбите. Не понятно: использовать их все подряд и всем подряд искать соответствия или просто вернуться к септенеру? Но как же к нему вернуться, если планет в Солнечной системе гораздо больше, чем представляли себе древние...

Попробуем в решении этого вопроса учесть то, что и Уран и Нептун – всего лишь “привязаны” к Сатурну и Юпитеру в одном из самых влиятельных циклов солнечной активности. А также попробуем вспомнить, что человек живет пока вдвое меньше.

Можно сколь угодно долго теоретически или “статистически” выяснять, применима ли вообще к планетам, чьи орбиты находятся за орбитой Сатурна, характеристика “планета в своей обители”, но сам факт того, что только циклы планет до Урана вписываются в циклы солнечной активности без дробей, заставляет задуматься. Любопытно и то, что в цикле солнечной активности в 180 лет (+/- 1 год) гармонически “самостоятельны” только планеты септенера – Сатурн и Юпитер. Но они гармонически “состоятельны” и в циклической связке с Ураном, и в циклической связке с Нептуном. А в цикле солнечной активности в 11 лет есть то, чего нет ни в каких других циклах солнечной активности: один оборот вокруг Солнца одной планеты равен одному циклу солнечной активности. Не потому ли Юпитер называют большим счастьем?

Но всё это – догадки. Пока известно только то, что доказал Теодор Ландшайдт: именно конфигурации планет определяют алгоритмы солнечной активности. Чижевский доказал, что Солнце влияет на всё живое на Земле. Но астрологи знают всё то же самое давно, только опускают “промежуточный этап” влияния планет на Солнце и говорят напрямую: на нас влияют планеты. Но, может быть, именно это зафиксировано в древней астрологической модели, которая не столько изменилась к сегодняшнему дню, сколько потеряла свою целостность? В любом случае – похоже на то, что астрологи древности воспринимали и астрономическую, и астрологическую реальность не так символично и псхологизированно, как мы. Интерпретация карты мало опиралась на символизм названия планеты и начиналась с определения того, какие из планет находятся над горизонтом, какие – под горизонтом, какие – на востоке, какие – на западе, выясняли степень эффективности (“силы” или “слабости”) действия планеты в разных положениях относительно горизонта. Не о том ли говорит нам и Гороскоп – в разное время суток, находясь под разным углом к месту нашего рождения, мы получаем иную “дозу” того микса влияний, которые оказали на Солнце планеты в своём взаиморасположении? Иначе говоря, не оказывается ли циклическое движение планет, которое учитывает астролог, только половиной астрологического “решения”? Половиной – потому что вторая половина связана с Гороскопом, который, учитывая движение Земли вокруг своей оси, фиксирует земной “фильтр” – те поправки влияния, которое даёт вращение Земли вокруг своей оси.

Как уже было сказано выше, Ландшайдт занимался поиском и нахождением “астрологических” закономерностей в образовании солнечных пятен, вспышек и сроков магнитных бурь. Не исключено, что древние астрологи положили начало изучению следствий того, как влияют планеты на жизнь Солнца, влияющего на нас. Однозначного ответа на этот вопрос пока нет, но есть основания поставить вопрос именно так.

К сожалению, у нас пока нет возможности детального ознакомиться с работами Ландшайдта (кроме нескольких статей - см. "Астрологическую библиотеку"). Наверняка найдутся желающие пойти по этому пути, которые обнаружат много интересного для астрологов. Важен факт – результаты астрологической работы Ландшайдта признаны научным сообществом и требуют внимания не только астрономов, но и – в первую очередь – астрологов, которые могут поставить, а может быть даже и решить задачи по уточнению “физической” составляющей астрологии.

Сложившаяся же ситуация не только парадоксальна, но и в чем-то анекдотична: не астрологи, а учёные самых разных отраслей фиксируют и прогнозируют последствия солнечной активности на Земле, тогда как наиболее универсальные (на уровне модели) ключи от алгоритмов солнечной активности оказались не у астрономов, а у астрологов. У тех самых астрологов, которые в своей исследовательской или прогностической практике того, что “внизу”, ещё не добрались до того, что “наверху”, помимо движения планет, есть ещё и “солнечная активность”.

Как известно, начало "размножению" дуговых аспектов положил И.Кеплер (см. его работу "О более достоверных основаниях астрологии"). Собственно, то, что сделал Кеплер, можно назвать началом выделения "циклической" астрологии в самостоятельную, а то и "иную", отличную от традиционной, астрологию.  В двадцатом веке очень многие астрологи нередко рассматривают планеты не столько как управителей каким-либо домом карты, сколько как самостоятельные смысловые или символические показатели, значение которых уточняется в первую очередь дуговым аспектом и положением в доме гороскопа. Иными словами, рассматривается не столько "привязка" планеты к управлению домами гороскопа (как это было у древних астрологов), сколько изучаются фазы цикла и взаиморасположения планет. Ведь что такое изменение значения дугового аспекта между Венерой и Марсом? Не что иное, как изменение фаз их  движения  относительно Солнца или Земли. Квадрат Венеры и Марса даёт такие-то эффекты, трин – такие-то. Вопрос: а где эффекты взаиморасположения планет проявляются? Современная астрология склоняется к ответу: прежде всего, в особенностях характера, в психологии человека. И выводы астролога неизбежно идут по такому руслу: имея такие-то черты характера, человек может повести себя в таких-то ситуациях таким-то вероятностным образом. Не отсюда ли – из акцента на изучении особенностей циклов и фаз движения планет – многие из астрологов предпочитают “психологический” срез натальной карты срезу “событийному”? Не отсюда ли – от вторичности и вспомогательности рассмотрения планет как управителей домов гороскопа, от переноса астрологического внимания к изучению дуговых аспектов планет, –  астрология в общем-то естественно перешла к изучению психологии? Не менее естественным представляется и введение в астрологический анализ всё большего числа минорных аспектов,  использование все большего числа небесных тел.

Многие современные астрологи используют разнообразные минорные дуговые аспекты, применение которых имеет очень узкий адрес. Не менее узкий адрес имеет использование и так называемых "кентавров", использование фиктивных "чёрных" и "белых" лун, эфемериды  которых опираются тоже на выделение фаз цикла – но теперь уже на выделение "чистых" фаз, вне выяснения "взаимофазности" Луны с другими небесными телами. Неизбежно можно ожидать введение "чёрной" / "белой" Венеры, "чёрного" / "белого" Плутона – фиктивных точек любой планеты или астероида. Но что это нам даёт? Где чаще всего применяются подобные "фиктивности"? Как и дуговые аспекты, фиктивные точки фаз движения планет чаще всего применяются для расшифровки психологических  или физиологических  особенностей человека – в астропсихологии или в медицинской астрологии. Например, Ноэль Тиль в книге "Астрологическое предсказание опасных болезней" (М., Крон-Пресс, 2000) показывает, насколько важным в ранней диагностике онкологии оказывается аспект в 165 градусов. Очень популярны и действенны мидпойнты, которые также используются для  характеристики психологических особенностей и способностей человека. Но они ведь не что иное, как тоже определённые части цикла движения планет, тоже продукт теории гармоник.

Но если на сегодняшний день уже известно, что от  взаиморасположения планет  зависит солнечная активность, которая влияет на всё живое на Земле, то не получается ли так, что тип и характер солнечной активности "настраивают" биологические и, тем самым, во многом и психологические особенности человека? И мы действительно, изучая циклические особенности движения небесных тел, их взаиморасположение, можем понять психофизические особенности человека. В то время как изучая расположение Земли по отношению к Солнцу, опираясь на вращение Земли вокруг самой себя, мы можем с помощью астрологии изучить и последовательность проявления этих особенностей? То есть – на основании обоих астрологических “подходов” прогнозировать судьбу? Не стоит ли достижения циклической астрологии вводить в гороскоп с поправкой на то, что дуговые аспекты и дома гороскопа имеют несколько разную астрономическую "природу" и тем самым имеют разное целевое назначение?

Пока же всё это – только вопросы, а о двухстороннем сближении астрономии и астрологии говорить слишком рано. Но, тем не менее, именно астрологи сохранили и не ленятся проверять на открытиях астрономии старую дешифровку движения небесных тел. Об истории расхождения путей астрономии и астрологии в истории уже было, но так хочется надеяться, что история их сближения тоже обязательно будет.

Август 2001 г.


Выскажите своё мнение!

Исследования в астрологии

Астрологическая библиотека

Вернуться на титульную страницу


TopListbe number one