Андрей ПАТИНОВ

Знаки на доске,
или
Атака Скорпиона

Для большинства и астрология, и шахматы – блажь, отличный способ тратить время впустую. Астрология недоказуема, шахматы бесполезны, и с этим не поспоришь. Тем не менее, обе сферы имеют стойкое число поклонников, чьё количество с течением времени, как минимум, не уменьшается. При этом сходство шахмат и астрологии в глаза, конечно, не бросается, но при пристальном рассмотрении обнаруживается с лёгкостью. И дело здесь не только в том, что известное триединство шахмат как науки, искусства и игры в полной мере применимо к науке о звёздах; ни один астролог не состоится без умения глубоко мыслить и талантливо творить, без азарта и стремления к успеху.

Помимо того, что шахматы и астрология в определённой мере универсальны, их роднит красивая символическая основа, без которой они немыслимы. Планеты, знаки зодиака, аспекты, градусы для астролога всё равно, что фигуры, пешки, чёрно-белые клетки и циферблат часов для шахматиста. Визуальное сходство натальной карты и шахматной доски (для посвящённых в оба занятия) усиливается от сознания других удивительных аналогий: взаимоотношение и взаимодействие фигур (астрологических и шахматных соответственно), красота геометрического рисунка, изящество комбинаций, глубина расчёта и пр. Все эти удивительные увязки и заставили меня поставить астрологию и шахматы если не в один ряд, то хотя бы рядом.

Сразу надо отметить, что сия работа (пока, во всяком случае) никак не тянет на серьёзное исследование, а, скорее, представляет из себя вид занимательной астрологии. Во-первых, потому, что я использую популярный, и оттого зловредный, способ рассуждений, основываясь исключительно на расположении Солнца шахматистов в знаках зодиака. Солнце, безусловно, оказывает самое могущественное влияние на человека, однако для сколько-нибудь серьёзных выводов касательно шахмат, необходимо рассмотреть влияние ещё как минимум четырёх планет – Меркурия (отвечает за логический ум, расчёт, изобретательность), Марса (отвечает за энергию, волю, стремление к победе), Юпитера (отвечает за социальную адаптацию, развитие и рост карьеры) и Урана (отвечает за раскрепощённость мышления, нестандартные идеи, озарения и талант в целом). Во-вторых, в астрологии важно не только положение планеты в том или ином знаке зодиака, но и её взаимовлияние с другими планетами: Солнце в одном знаке, но в разных картах, ведёт себя по-разному. Наконец, стоит напомнить знаменитое астрологическое изречение: “Звёзды склоняют, не принуждают” - человеку свойственно изменять себя (как и изменять себе). При этом он попадает не только под “собственное влияние”, но и под влияние общественной системы и конкретных людей (если мать с Солнцем в Деве чересчур рьяно воспитывала сына с Солнцем в Стрельце, ещё неизвестно кто в большей степени – Стрелец или Дева – из него получится в юности и зрелости).

Не хотелось бы, чтобы предыдущий абзац послужил оправданием отсутствия каких-либо закономерностей, а значит, и результатов. Во-первых, эти закономерности явственно существуют, причём некоторые из них весьма любопытны, а во-вторых, я всего лишь хочу настоять на том, что подходить к написанному надо с определённой, не преувеличенной дозой серьёзности.

Для того, чтобы было удобнее оперировать полученными данными, я составил олимпийские команды (здесь, и в дальнейшем, слово “команда” будет употребляться без кавычек, хотя условность этих сборных очевидна) из шести человек для каждого знака зодиака, упомянув при этом ряд видных игроков в команду, не вошедших. Проблема выбора, как по составу, так и по расположению досок, бесспорно, существовала, хотя я и старался проявить умеренную объективность. Важнее другое: пристальный взгляд, брошенный на эти команды, поможет порассуждать о сходстве личностей того или иного знака (астрологическая мотивировка исследования), а также выявить, какой знак (или знаки) более благоприятствуют замечательной игре (шахматная мотивировка).

К сожалению, история не сохранила точную дату рождения великих шахматистов 19-го века Лабурдоне и Стаунтона, зато все остальные знаковые фигуры в истории шахматного движения – от Филидора до Карякина – фигурируют в данной работе. Заранее приношу извинения за возможные фактические ошибки и вольные интерпретации тех или иных фактов.

 Овен  Телец  Близнецы  Рак  Лев  Дева
Весы  Скорпион  Стрелец  Козерог 
Водолей  Рыбы

Овен 21.03 - 20/21.04

Характеристика

Команда:

  1. Гарри Каспаров 13.04.1963 СССР-Россия
  2. Василий Смыслов 24.03.1921 СССР
  3. Виктор Корчной 23.03.1931 СССР-Швейцария
  4. Ефим Боголюбов 14.04.1889 Германия-СССР
  5. Лайош Портиш 04.04.1937 Венгрия
  6. Мигель Найдорф 15.04.1910 Польша-Аргентина

Комментарий: Овны собрали достаточно сильную и ровную команду, в составе которой два чемпиона мира, два участника матчей за мировую корону и два гроссмейстера, на протяжении долгих лет входившие в десятку лучших шахматистов планеты. Надёжный тыл ведущей шестёрке составляют участники матчей претендентов Роберт Бирн (США), немец из канувшего в Лету ГДР Вольфганг Ульман, венгр (одно время помощник Каспарова) Андраш Адорьян, наверняка не сказавший ещё своего последнего слова Жоэль Лотье (Франция), а также сильнейший в истории румын, чемпион мира среди юношей Флорин Георгиу и старшая из сестёр Полгар Жужа, экс-чемпионка мира среди женщин. Из шахматистов болеё далёкой эпохи к знаку Овна относятся венгерский шахматист и теоретик, соратник Нимцовича и Рети по борьбе с догматическими идеями Тарраша, увы, рано умерший Дьюла Брейер и литовский-советский гроссмейстер, один из лучших шахматных арбитров Валдас Микенас. При этом среди Овнов, как и следовало ожидать, не только сильные шахматисты, но и незаурядные реформаторы и организаторы шахматного движения, как, например, один из основателей петербургского общества любителей шахматной игры Карл Яниш, видный советский шахматный деятель Александр Ильин-Женевский или творец пражских соглашений 2002 года (в прошлом чемпион США и двукратный участник претендентских состязаний) Ясер Сейраван. Овнами являются последний тренер олимпийской сборной России Наум Рашковский и двукратный президент, нынешний глава всех шахматистов Кирсан Илюмжинов.

Возглавляющий команду Овнов Гарри Каспаров – настоящая находка для астрологов. Тринадцатый чемпион мира настолько естественно воплощает в себе все основные характеристики своего знака, что даже ярый противник астрологии имеет некоторый шанс призадуматься: а вдруг эта чёрная кошка в тёмной комнате и впрямь существует? Беспредельная энергия, амбициозность, жажда борьбы, организаторские способности, вера в собственное предназначение, - словом, полный набор овновских качеств отличает сильнейшего шахматиста нашего времени. Список шахматных побед Каспарова неисчерпаем, а особняком, конечно, стоят пять(!) матчей с Карповым за шахматную корону (из них самый драматичный – первый, безлимитный: подавляющее преимущество Карпова в дебюте, упорная защита претендента на краю бездны в миттельшпиле, резкая контратака Каспарова при переходе в эндшпиль, и внезапный “бендеровский” финал: фигуры сметены со стола, матч остановлен по указке шахматной федерации СССР). После того, как в 1985 году Каспаров в упорнейшем матче отобрал у Карпова титул чемпиона, он на протяжении полутора десятков лет не имел себе равных, блистательно выиграл огромное количество матчей и турниров (редкие неудачи лишь подтверждали правило его исключительной силы), к тому же удивляя мир разнообразными новациями. Гарри сражался с компьютером, давал победные сеансы национальным сборным командам (в том числе таким сильным шахматным странам как Аргентина, Германия и Израиль), активно внедрял шахматы в интернет. Однако, ничто не бесконечно, и неминуемо наступает момент, когда даже самый сильный Овен должен проиграть. Компромисс с ФИДЕ, пусть и на фоне поражения от Крамника (по-видимому, в высшем смысле, неизбежного), знаменует новый этап в жизни Каспарова: подлинный путь Овна заключается в постижении высшей мудрости и способности, использовав её, направить собственную энергию на восстановление хрупкого равновесия, некогда им самим и разрушенного. Каспарову предстоит справиться со стоящими перед ним непростыми задачами, как личностными (ибо Овен насколько могущественен, настолько и уязвим), так и чисто шахматными (время всё же не стоит на месте). Если ему это удастся, он способен стать не только одним из величайших шахматистов мира за всю историю игры, но и, быть может, самым великим. Возвращаясь же к дням минувшим, нелишне отметить один любопытный факт: двумя последними соперниками Каспарова перед матчем за чемпионский титул были именно его два старших товарища по команде Овнов: произошла своеобразная передача эстафеты!

Насколько Каспаров полностью соответствует характеристикам своего знака, настолько трудно сказать это о личности другого великого шахматиста Василия Смыслова (хотя Давид Бронштейн и ассоциировал образ Смыслова с поступью медведя, напролом бредущего по шахматным дебрям). Наоборот, Смыслов на первый взгляд несколько флегматичен, превыше всего ценит гармонию и здравый смысл, а в шахматах является очевидным приверженцем классического стиля. Однако черты “высшего” Овна проявляются у седьмого чемпиона мира достаточно отчётливо: колоссальная энергетика, позволившая ему не только сыграть три тяжелейших матча на первенство мира с Ботвинником, но и достичь удивительного шахматного долголетия (финальный матч претендентов с Каспаровым он сыграл в возрасте 63 лет, а последнюю турнирную победу одержал в 69); чувство собственного предназначения и ощущение вселенского рока (наверняка, среди блестящих шахматистов немного подлинно религиозных людей, считающих, что “все события на земле связаны с определёнными космическими силами и в значительной степени предопределены”); стремление завоевать не только шахматные, но и музыкальные высоты (Смыслов принимал участие в конкурсе Большого театра по классу вокала, причём пробился во второй тур); удивительная самобытность и бескомпромиссный поиск истины в шахматных баталиях. И, самое главное, - покорённая вершина. Весна 1957 года оказалась “золотой” для Смыслова, победившего Ботвинника (12.5-9.5), который, впрочем, ровно через год сумел взять реванш, правда, с преимуществом только в два очка.

Если Овен Смыслова проглядывается не очень отчётливо, то в творчестве пятой доски этой команды Лайоша Портиша он и вовсе почти не заметен (разве что чисто овновский аспект – быть на протяжении двух десятилетий лидером одной из ведущих шахматных держав мира). В связи с этим стоит отметить, что человеческое и шахматное становление венгерского гроссмейстера (как, впрочем, и Смыслова) проходило на фоне самоутверждения (то есть самого страшного периода) тоталитарных режимов в СССР и в Венгрии, а тут уже не до овновского свободомыслия и свобододействия. Возможно, дело в других астрологических, человеческих и общественных причинах, но, повторюсь, это могло бы стать предметом совсем другого по глубине и обьёму информации исследования. Тем не менее, Портиш - семикратный (!) участник матчей претендентов на первенство мира (при этом только дважды он доходил до полуфиналов, где уступал Спасскому в 1977 году и Хюбнеру в 1980-м), и, возможно, высвободи он на полную катушку спрятанную внутрь овновскую энергию, ему довелось бы добраться и до Карпова.

Зато три остальных участника команды Овнов не дают усомниться в собственной принадлежности к этому энергичному и неуступчивому знаку. Достойный максимализм Виктора Корчного, приведший его вначале к эмиграции, а потом (как и Смыслова) к уникальному шахматному долголетию (Корчной и после 70 нещадно бьёт значительно более молодых соперников), сходу выдаёт в нем типичного Овна. Об этом же говорит и шахматный стиль самобытного гроссмейстера: постоянная борьба за инициативу, неприятие ничейных результатов, желание и умение выложиться до конца в каждой партии. Одной победы или немного хладнокровия (очень грамотный в отношении кипящего Овна ход Карпова: взять тайм-аут перед решающей партией матча в Багио, интрига которого чем-то неумолимо напоминает первый матч Карпова с Каспаровым) не хватило Корчному, чтобы захватить титул чемпиона мира, которого этот величайший борец в истории шахмат, бесспорно, заслуживал. Блестящий мастер контратаки, Корчной четырежды выиграл чемпионат СССР, в течение 20 лет реально боролся за шахматную корону, а венцом его карьеры стали матчи с Карповым. Фактически, они сыграли три матча на первенство мира (финальный матч претендентов 1974 года можно считать таковым из-за последующего отказа Фишера защищать свой титул), и в двух из них Корчной проиграл самую малость, несмотря на то, что ему противостоял не только талантливый и гораздо более молодой соперник, но и мощная политическая система. Ну а противоборство Корчного с членом советской делегации психологом Владимиром Зухарем во время матча в Багио ещё надолго останется притчей во языцях в истории шахмат.

Бурная фантазия, агрессивность, темперамент и неиссякаемый оптимизм - вот характерные черты Ефима Боголюбова, к которым, увы, примешивалась также типично овновская недооценка соперника и иллюзорность взгляда на окружающий мир. Самоуверенность Боголюбова была чрезмерной и (в отличие от, например, каспаровской, подкреплённой колоссальной шахматной силой) никак не способствовала успешной борьбе за шахматную корону. Тем не менее, он был единственным соперником Алёхина за шахматную корону на рубеже 20-30-х годов, провёл с ним два поединка, и только овновский идеализм помешал ему если не стать чемпионом, то хотя бы оказать более достойное сопротивление одному из величайших гениев шахмат. Ну а вершиной карьеры Боголюбова стала блестящая победа на первом московском международном турнире 1925 года, где он значительно опередил и Ласкера, и Капабланку.

Не оставляет сомнений и принадлежность к братству Овнов Мигеля Найдорфа, ещё одного знаменитого шахматного долгожителя, неиссякаемого фантазёра как в жизни, так и за шахматной доской. Выдержав чудовищные личные испытания (гибель семьи во время второй мировой войны), перебравшись из Польши в Аргентину (где он стал одним из самых популярных спортсменов), Найдорф сумел в начале 50-х годов выдвинуться в число сильнейших шахматистов мира и на всю жизнь сохранить огромную энергию и жизнелюбие. О личностном магнетизме аргентинца до сих пор рассказывают легенды; что же касается его шахматных успехов, то, в первую очередь, стоит отметить 5 и 7 место на турнирах претендентов 1950 и 1953 года, а также участие (в 1970 году, когда Найдорфу было 60 лет) в “Матче века” за сборную мира против сборной СССР.

 

Резюме: Овны представляют собой весьма однородный, самобытный и боеспособный коллектив, в котором бурная энергетика и яркая фантазия Каспарова, Корчного, Боголюбова и Найдорфа (удивительно и одновременно закономерно, что ни один из этих шахматистов не представлял в спортивных соревнованиях только одно государство), удачно дополняется высшей мудростью Смыслова и надёжностью Портиша.

Команда является явным претендентом на медали, хотя бороться за золото с главным фаворитом турнира ей будет тяжело.

 

Телец 21.04 – 20/21.05

Характеристика

Команда:

  1. Вильгельм Стейниц 14.05.1836 Австрия
  2. Макс Эйве 20.05.1901 Голландия
  3. Рудольф Шпильман 05.05.1883 Австрия
  4. Андрэ Лилиенталь 05.05.1911 СССР-Венгрия
  5. Игнац Колиш 26.04.1837 Венгрия
  6. Эммануил Шифферс 22.04.1859 Россия

Комментарий: Сразу обращает на себя внимание тот факт, что в команде Тельцов исключительно шахматисты “старшего поколения”. С того момента, как представители советской шахматной школы начали доминировать на международной арене, Тельцам не удавалось составить достойную конкуренцию в борьбе за престол. Очевидно, что присущих этому знаку качеств было уже недостаточно для жёсткой борьбы, когда результат определялся не только шахматным мастерством, но и высочайшей психологической подготовкой. За последние полвека только три Тельца - первый английский гроссмейстер, чемпион мира среди юношей Энтони Майлс по прозвищу “уличный боец”, его соотечественник, по совместительству доктор математических наук, Джон Нанн (оба участвовали в матче СССР – сб. Мира 1984 года) и советско-французсский гроссмейстер и тренер Иосиф Дорфман достигли определённых успехов на шахматном поприще. Да и в нынешнем рейтинге лучшие из Тельцов – россиянин Михаил Кобалия и белорус Александр Александров не входят даже в первую полусотню игроков. Возможно, молодым дарованиям венгру Петру Ачу или кубинцу Лазаро Брузону удастся изменить неприятную для Тельцов тенденцию обретаться на задворках шахматного пира. Правда, к этому знаку относится великая советская чемпионка Нона Гаприндашвили, но ёё триумф пришёлся на то время, когда женские шахматы едва ли были по-настоящему профессиональными. Фактически, Гаприндашвили сыграла как раз роль “женского” Стейница – первая реальная чемпионка, которая благодаря фундаментальному (типично тельцовскому) подходу сумела на голову превзойти своих современниц. Из других шахматистов-Тельцов стоит отметить бельгийского шахматиста и теоретика Эдгара Колле, а также ярких советских гроссмейстеров Владимира Алаторцева (один из главных соперников Ботвинника 30-х годов, а впоследствии многолетний тренер Василия Смыслова), Игоря Бондаревского (он получил право, но из-за болезни не сыграл в первом турнире претендентов; зато Бондаревский-тренер причастен ко всем главным успехам своего подопечного Бориса Спасского) и Александра Толуша, что любопытно, тренировавшего Спасского перед Бондаревским. Поистине, тренерская доля весьма благодатна для упорных и трудолюбивых Тельцов. Под этим знаком родился также автор самого известного романа на шахматную тему (“Защита Лужина”), большой любитель шахмат, гениальный русско-американский писатель Владимир Набоков.

Абсолютно естественно, что именно Телец (чья миссия – закладывать фундамент) Вильгельм Стейниц был инициатором первого матча на первенство мира и соответственно первым чемпионом. После пятнадцати партий он лишь очко выигрывал у более талантливого, но не столь упорного Иоганнеса Цукерторта, и лишь в концовке матча сумел дожать своего соперника. Только спустя более чем сотню лет неистовому Овну Каспарову удалось разрушить (хотя сам он считает иначе) прочную традицию, заложенную Стейницем. И весь творческий путь Стейница – постепенное возвышение по ступенькам шахматной иерархии, кропотливый труд, поиск новых форм игры (как и его ключевой тезис о том, что суть атаки состоит в непрерывном накоплении мелких преимуществ), – весьма характерен именно для Тельца. Не случайно, что принципы шахматной стратегии и тактики, выдвинутые Стейницем, легли в основу развития шахматного искусства на долгие годы. (Здесь напрашивается очевидная аналогия с соотечественником и современником Зигмундом Фрейдом, также, естественно, Тельцом – основателем современной психологии.) Кроме победы над Цукертортом, Стейниц (пятнадцатью годами раньше) выиграл первый неофициальный матч за шахматную корону у Андерсена, в блестящем стиле побеждал на крупнейших международных турнирах своего времени, трижды успешно защищал своё звание в упорных поединках с Чигориным и Гунсбергом, но, чисто по-тельцовски, не смог приспособиться к внезапно изменившимся обстоятельствам, имя которым – Ласкер. Стейниц достаточно безропотно проиграл гениальному шахматисту и психологу два матча за титул чемпиона мира; правда, стоит упомянуть, что он был на 32 года (рекордная, полагаю, на все времена разница в возрасте) старше претендента.

Говоря о пятом чемпионе мира Максе Эйве, стоит сразу отметить, что он родился на переходе из Тельца в Близнецы, и, соответственно, на его характер и стиль оказывают влияние оба знака. (По этой же причине, например, Овен Смыслов имеет очевидные черты, присущие знаку Рыб). Тем не менее, нельзя не признать, что только невероятно работоспособный и кропотливый Телец способен так детально выстроить и реализовать матчевую стратегию, чтобы победить не просто более сильного, но и гораздо более талантливого игрока. И именно Эйве стал автором главной сенсации за всю историю шахмат, одолев в 1935 году со счётом 15.5-14.5 в полном драматизма матче за звание чемпиона мира Александра Алёхина. Через два года он проиграл Алёхину матч-реванш, после чего редко и не всегда удачно (последнее место в посталёхинском матч-турнире за звание чемпиона мира 1948 года) выступал в крупных шахматных состязаниях. Кроме титула шахматного чемпиона, Эйве преуспел в математике (доктор наук в 25 лет) и в кибернетике (один из первых исследователей возможностей шахматных ЭВМ). Ещё одно выдающееся достижение знаменитого голландца – руководство ФИДЕ в 1970-1978 годах. Президент не только по-тельцовски сумел сберечь стабильность мировой шахматной системы в крайне тяжёлый период, ознаменованный скандальными матчами на первенство мира в Рейкьявике и Багио, но и значительно приумножил авторитет ФИДЕ. В то же время невероятная мобильность Эйве вплоть до пожилого возраста – это уже отличительная черта Эйве-Близнеца.

О третьей доске команды, австрийском гроссмейстере Рудольфе Шпильмане очень характерно высказался Алёхин: “В смысле точности проведения плана Шпильмана, мне кажется, нельзя превзойти”. Удивительно точная астрологическая характеристика Тельца. С другой стороны, нельзя не сказать, что в целом австрийский шахматист – отнюдь не очевидный Телец. И в первую очередь, представитель этого знака редко меняют доходный купеческий промысел на столь абстрактное занятие как шахматы, а именно так поступил Шпильман. Да и ореол шахматного романтика и излишняя впечатлительность не очень вяжутся с образом упорного быка. При этом, правда, Шпильман, чьё высшее достижение – победа на турнире в Земмиренге (1926 год), впереди Алёхина, Рубинштейна, Тарраша и других суперигроков того времени, – с тельцовским упрямством долгие годы отстаивал вышедший из моды королевский гамбит и был одним из главных фанатов “бодания” за шахматной доской. Он принял участие в 115 турнирах и 55 матчах.

Одна из ярчайших фигур в истории шахмат, прославленный ветеран Андрэ Лилиенталь в юности получил профессию портного. Однако, к счастью для шахмат, найти заказы в этом чисто тельцовском ремесле он не сумел (любопытно, что Шпильман и Лилиенталь родились в один день с разницей в 28 лет, и их Солнце, стало быть, расположено в одном градусе Тельца, что должно определять сходство их характеров). Обладая бесспорной одарённостью и творческим потенциалом (вспомним хотя бы ставшую легендарной партию с Капабланкой в Гастингсе 1934/1935), Лилиенталь был чемпионом СССР 1940 года (хотя до и после жил в Венгрии), участником турнира претендентов 1950 года, но всерьёз так и не смог включиться в борьбу за шахматную корону. Скорее всего, из-за тельцовского нежелания признавать важность тяжёлых коллизий психологической борьбы, без которых немыслим современный спорт, и шахматы в том числе.

Пятая доска команды Тельцов венгр Игнац Колиш жил в позапрошлом веке и не принимал непосредственного участия в борьбе за шахматную корону, но несколько турнирных побед и лишь минимальное поражение в матче с великим Адольфом Андерсеном, выдвинули его в число сильнейших шахматистов своего времени. Колиш прославился победой на крупнейшем турнире в Париже в 1867 году, где он сумел на два очка опередить своего современника и коллегу по команде Тельцов, будущего чемпиона мира Вильгельма Стейница, а также финансированием крупнейших международных турниров в Баден-Бадене (1870г.) и Вене (1882г.).

Наконец, Эммануил Шифферс, второй по силе после Чигорина (у которого он даже выиграл один матч из шести) российский шахматист 19-го века, родился на стыке Овна и Тельца (гремучая смесь!). Поэтому исследовательская и пропагандистская работа была для него не менее актуальна, чем практическая игра (высшее достижение – 6 место на супертурнире в Гастингсе-1895, где российский шахматист смог опередить трёх претендентов на титул чемпиона мира). Шифферс – автор знаменитого “Самоучителя шахматной игры” и переводчик на русский язык популярных лекций Ласкера “Здравый смысл в шахматах”. Он же первым в России начал читать публичные лекции по теории шахмат; неудивительно, что современники называли Шифферса “всероссийским шахматным учителем”. Любопытно, что, как и Эйве, Шифферс был по профессии математиком.

 

Резюме: Команда Тельцов состоит из колоритных и талантливых личностей (не случайно почти все они не затерялись бы и на другом поприще), но выдержать жёсткую борьбу с представителями других знаков и других поколений им было бы очень тяжело.

В гипотетической шахматно-астрологической олимпиаде Тельцы, скорее всего, обосновались бы во второй половине турнирной таблицы, несмотря на присутствие в команде двух чемпионов мира.

 

Близнецы 21/22.05 – 20/21.06

Характеристика:

Команда:

  1. Анатолий Карпов 23.05.1951 СССР-Россия
  2. Тигран Петросян 17.06.1929 СССР
  3. Давид Яновский 07.06.1868 Россия-Франция
  4. Гата Камский 02.06.1974 СССР-США
  5. Найджел Шорт 01.06.1965 Англия
  6. Рихард Рети 28.05.1889 Чехия

Комментарий: Предполагаю, что если бы существовала статистика количества шахматистов (любителей в том числе) по знакам зодиака, то Близнецы уверенно заняли бы первое место. Только вот не всегда количество у Близнецов переходит в качество. Тем большего уважения заслуживают два чемпиона мира-Близнеца. Кроме упомянутых игроков, честь Близнецов в шахматных баталиях защищали ирландец Александр Мак-Доннелл, проигравший в первой половине 19-го века серию матчей французу Лабурдонне за право считаться лучшим шахматистом своего времени, а также советские гроссмейстеры Исаак Болеславский и Игорь Зайцев, причём оба добились немалых успехов и как тренеры… Петросяна и Карпова. Болеславский в 1950 году разделил первое место на турнире претендентов и лишь очко уступил Бронштейну в дополнительном соревновании за право играть матч с Ботвинником. Один из лучших шахматистов мира начала второй половины двадцатого века, блестящий знаток истории и литературы Болеславский постепенно переключился на тренерскую работу, в течение 10 лет помогал Петросяну, который неизменно подчёркивал, что во всех его успехах велика “вина” тренера. Петросяна тренировал и Зайцев, а позднее он стал работать с Карповым, будучи его помощником во всех матчах на первенство мира с Корчным и Каспаровым. Под знаком Близнецов родились неоднократные участники межзональных турниров югославы Александр Матанович и Милан Матулович, претендент 1988 года венгр Дьюла Сакс (проиграл коллеге-Близнецу Шорту), а также один из сильнейших югославских, боснийских, а ныне голландских шахматистов Иван Соколов. Безусловным представителем Близнецов является российско-испанский гроссмейстер Валерий Салов, который мечтал, по его же словам, пойти по стопам Карпова, и к своим положительным качествам относит реалистичность и разносторонность. Салов дважды участвовал в претендентских матчах, одно время занимал третье место в мировом шахматном рейтинге, однако до карповских высот так и не добрался. И, наконец, Пётр Свидлер, один из самых ярких современных шахматистов, большой оригинал с неизменной серьгой в ухе, чемпион мира среди юношей и трехкратный чемпион России, который, при условии дальнейшего прогресса, вполне может вытеснить кого-либо из стартовой шестёрки Близнецов.

Двенадцатый чемпион мира Анатолий Карпов блестяще соединил лучшие качества Близнецов и Тельца (день его рождения вплотную примыкает к предыдущему Близнецам знаку). Без тени почтения к грандам ворвался он в самом начале 70-х годов в мировую шахматную элиту, а затем, в возрасте 23 лет, искусно одолел в претендентских матчах Полугаевского, Спасского и Корчного. Дивный матч Фишер-Карпов, к сожалению, не состоялся, но в течение 10 лет никто не подвергал сомнению тот факт, что советский чемпион является сильнейшим шахматистом мира. Карпов - типичный игрок, поклонник многих азартно-интеллектуальных игр (и в то же время удивительно хладнокровный и рассудительный человек), участник огромного количества матчей и турниров, выигравший рекордное число шахматных соревнований. Он не устоял только перед беспощадной энергией Каспарова, хотя приложи Карпов чуть больше усилий при подготовке к их первому матчу или выбери более верную стратегию при счёте 5-0, претендент едва ли “дожил” до ликвидации безлимитного поединка, и весь ход великого противостояния двух “К” мог бы сложиться иначе. При этом Карпову нет равных в умении гармонично взаимодействовать фигурами и быстро оценивать позицию; любопытно и его следующее чисто близнецовское высказывание: “Каждая партия – это общение, диалог”. Ярко выраженный характер Карпова-Близнеца проявляется и в его многогранной общественной деятельности (президент Международной ассоциации фондов мира, Посол доброй воли ЮНИСЭФ и т.д.), а количество стран и городов, где побывал двенадцатый чемпион, не подаётся исчислению. Зато страсть Карпова к коллекционированию (к слову, не только марок, но и картин, книг и шахматных фигур), равно как и его фантастическая целеустремлённость, – это уже тельцовский аспект личности выдающегося шахматиста.

Девятый чемпион мира Тигран Петросян прославился, прежде всего, виртуозным умением держать обороны и находить контршансы; его парадоксальные замыслы часто ставили в тупик ведущих гроссмейстеров мира, в том числе великого чемпиона Михаила Ботвинника, которого Петросян окончательно лишил шахматной короны. В то же время покорение Олимпа стало возможно лишь благодаря избавлению (очевидно, ещё в тяжёлые детские годы: смерть родителей, война, вынужденное совмещение учёбы в школе с работой) от характерных для Близнецов недостатков. Наоборот его игра отличалась целеустремлённостью, упорством, проницательностью, а подготовка к главным поединкам велась с отнюдь не близнецовской дотошностью. Впрочем, в эту подготовку неизменно входил спорт, и именно любовь к спорту (настольный теннис, футбол, лыжи), к различным играм (нарды, бильярд) и склонность к шахматно-литературной деятельности (он написал три книги, был основателем и главным редактором в течение 10 лет еженедельника “64”, который потом возглавлял и Карпов) всё же выдаёт в Петросяне Близнеца, пусть и не самого типичного. В 60-х годах прошлого века “Железный Тигран” участвовал во всех трёх матчах за звание чемпиона мира, став, тем самым, лучшим шахматистом десятилетия. Кроме этого, Петросяна можно, пожалуй, назвать сильнейшим командным шахматистом мира; он играл на десяти олимпиадах и восьми чемпионатах Европы, где потерпел лишь одно (!) поражение в 182 партиях. Он также сражался в семи претендентских соревнованиях и в течение тридцати лет (дольше, чем любой другой игрок его поколения) входил в число сильнейших в мире, а отличительными особенностями Петросяна-шахматиста были тонкое позиционное чутьё, редкое чувство опасности и умение неожиданно контратаковать.

Ярко выраженным Близнецом был Давид Яновский, один из сильнейших гроссмейстеров мира на рубеже 19-20 века. Игрок по натуре, он, правда, увлекался не только интеллектуальными битвами, но всегда был готов сразиться, например, в рулетку, поиграть на бегах или заключить “дорогостоящее” пари. Кроме этого, Яновский вёл жизнь вечного скитальца, ибо усидеть на одном месте было выше его близнецовских сил. Достоинства и недостатки Близнецов проявились и в его творчестве: элегантность и дерзновенность в шахматных сражениях сочетались у Яновского с невысокой концентрацией во время партии, безудержным стремлением всегда играть на выигрыш и откровенной неприязнью к аналитической работе. Эти недостатки прекрасно использовал Ласкер, отдавший Яновскому лишь полтора очка в одиннадцати партиях их матча на первенство мира. Хотя, если бы этот матч состоялся не в 1910 году, а на пять-семь лет раньше, в период наивысшего расцвета Яновского-шахматиста, борьба в нём наверняка была бы более упорной. Азарт и неуравновешенность помешали талантливому игроку всерьёз побороться за шахматную корону, зато в отдельных партиях Яновский побеждал всех чемпионов своего времени: Стейница и Ласкера, Капабланку и Алёхина.

Своей сосредоточенностью, выносливостью, хладнокровием и, главное, стремительным выдвижением в шахматную элиту Гата Камский здорово напоминал молодого Карпова. Однако непомерное влияние отца (для жаждущих независимости Близнецов крайне вредное, особенно если эту жажду им даже не дают возможность осознать) наверняка помешало ему реализовать свой шахматный потенциал. В 1989 году по решению папы 15-летний советский шахматист остаётся жить в США, а в 1996 году Камский-старший заставляет своего сына прекратить выступление и заняться медициной; да и в промежутке между этими эпохальными в жизни Камского событиями папаша с редкостной назойливостью опекал своё чадо. Поэтому вереница блестящих турнирных и матчевых побед в 1993-1994 году (в претендентских матчах по двум версиям – ПША и ФИДЕ – девятнадцатилетний Камский сумел победить таких элитных игроков как Ананд, Крамник, Салов и Шорт) сменилась чередой неудач, из которых особенно болезненным было, безусловно, поражение от Карпова в матче за звание чемпиона мира ФИДЕ. Ещё в 1988 году Гарри Каспаров видел в юном Камском своего вероятного соперника в борьбе за шахматную корону; однако преждевременное завершение спортивной карьеры разом вычеркнуло талантливого игрока из числа шахматных “звёзд”.

Другой вундеркинд и претендент на звание чемпиона мира, английский гроссмейстер Найджел Шорт представляет собой гораздо более гармоничную близнецовскую натуру, чем Камский. Великолепные счётные способности, изобретательность в атаке, общительность и оптимизм помогли англичанину достичь кульминационного (по собственному определению) момента своей карьеры – матча с Каспаровым (любопытно, что на пути к этому поединку Шорту суждено было остановить своего коллегу-Близнеца Анатолия Карпова, стремившегося в шестой раз схлестнуться со своим извечным соперником). При этом Шорт стал не только соперником Каспарова в матче за звание сильнейшего шахматиста мира (несмотря на интересную, по мнению обозревателей, игру Шорта, силы соперников были слишком неравны, а результат поединка неутешителен для англичанина: 7.5-12.5), но и его партнёром в борьбе с ФИДЕ; именно с матча Каспаров - Шорт начался раскол в шахматном движении. После проигрыша Каспарову Найджел не сумел выйти на прежний высочайший уровень результатов, но не подвергается сомнениям тот факт, что со времён Блекберна Англия не давала шахматам такого сильного игрока. Ничего удивительного не будет и в том, если Шорт, по окончании шахматной карьеры преуспеет, на что надеется, и в политике.

Наконец, чешский гроссмейстер Рихард Рети. Уникальное имя в истории шахмат: блестящий этюдист, теоретик и журналист. Практические успехи Рети (в конце десятых годов прошлого века он выиграл несколько крупных международных турниров, но никогда не считался реальным претендентом на чемпионский престол), вероятно, не соответствовали его редкостному дарованию, зато в мире шахматных идей он по праву считался подлинным гением. По признанию Алёхина, Рети был единственным шахматистом, который нередко ошеломлял его своими неожиданными замыслами. Изумительным этюдам Рети вне всяких сомнений суждена вечная жизнь, а выработанная им, на пару с Нимцовичем, теория “гипермодернизма” объявила суровый бой сухости и шаблонности и сыграла огромную роль в развитии шахмат. В её основе – стремление к вариантам с “нефиксированными позициями”, в которых могла бы сполна проявиться близнецовская жажда к изобретательности и нестандартным решениям.

 

Резюме: Ударная сила команды – две первые доски, пробить Близнецов здесь невероятно трудно (кстати, несмотря на солидную разницу в возрасте, Петросяна и Карпова связывали дружеские отношения; двенадцатый чемпион мира даже ухитрился заразить своего старшего товарища страстью к филателии). Результаты остальных участников команды – как-никак, Близнецы – предугадать невозможно.

Наверняка, Близнецы расположатся где-то в головной группе. Ну а если “хвост” команды подойдёт к турниру в оптимальной форме, эта сборная имеет шансы побороться и за медаль.

 

Рак 21/22.06 – 22/23.07

Характеристика:

Команда:

  1. Пол Морфи 22.06.1837 США
  2. Владимир Крамник 25.06.1975 Россия
  3. Адольф Андерсен 06.07.1818 Германия
  4. Алексей Широв 04.07.1972 Латвия-Испания
  5. Милан Видмар 22.06.1885 Югославия
  6. Борис Гельфанд 24.06.1968 СССР-Белорусия-Израиль

Комментарий: Любопытно, что четверо из шести представленных выше Раков (Морфи, Крамник, Видмар, Гельфанд) имеют очевидное тяготение к Близнецам; знаменитые шахматисты довольно часто рождались на стыке двух знаков, что с одной стороны “удваивает” способности, а с другой создаёт очевидные проблемы идентификации для их соперников. Кроме вышеупомянутой четвёрки, на стыке с Близнецами родились самобытный советский гроссмейстер, друг и тренер Смыслова Владимир Симагин, многократный участник межзональных турниров, один из лучших игроков оборонительного плана швед Ульф Андерссон, возглавлявший, между прочим, сборную команду мира в матче против шахматистов СССР в 1984 году, и сильнейший, на протяжении двух десятков лет, западногерманский шахматист Вольфганг Унцикер. В то же время, “чистые” Раки очень часто бросаются в омут головоломных осложнений, отбрасывая природную осторожность, чтобы завлечь соперника на свою, “мистическую” территорию, где они чувствуют себя как раки в воде. Кроме Андерсена и Широва, к этой когорте относятся советский шахматист Виктор Купрейчик и один из сильнейших гроссмейстеров современности, невероятно оригинальный Александр Морозевич, который в конце двадцатого века уверенно входил в пятёрку сильнейших шахматистов мира. Одно время он до минимума сократил отставание от пары главных преследователей Каспарова - Крамника и Ананда, и считался в недалёком будущем (которое пока, увы, не наступило) вероятным претендентом на матч за звание чемпиона мира. Если Александр сумеет избавиться от чисто рачьего самоедства (после серии неудач он начал всерьёз задумываться об уходе из шахмат), а спад сменится новым подъёмом, ему вполне по силам достичь самых высших успехов, соразмерных его таланту, и, разумеется, попасть в шестёрку лучших шахматистов-Раков в истории. Под знаком Рака родились также английский шахматист 19-го века Генри Берд, изобретатель оригинального дебюта, и одна из первых жертв гениального товарища по зодиаку Пола Морфи (Берд проиграл американцу матч со счётом 1-10), двукратный участник турнира претендентов американец Пал Бенко, своеобразный голландец Иоханнес Доннер, шахматист с переменчивым характером и непростой судьбой, а также советский гроссмейстер, тренер, доктор психологических (а каких же ещё!) наук Николай Крогиус. Раком был и главный советский шахматный функционер Виктор Батуринский.

Матч двух гениальных Раков Пола Морфи и Адольфа Андерсена в декабре 1858 года вполне может считаться первым матчем на первенства мира. Морфи победил +7-2=2, и остаётся только сожалеть, что тяжёлая болезнь американца лишила шахматный мир грядущей великой схватки ровесников Морфи – Стейниц (в краткий период величия Морфи первый чемпион мира ещё не набрал должной силы, чтобы сразиться с американским гением). Что касается матча с блестящим комбинатором Андерсеном, то преимущество победителю принесла близнецовская способность понять (и предвосхитить) новые веяния шахматной борьбы; именно Морфи можно считать основоположником современных шахмат, в которых цель достигается умелым сочетанием активной позиционной игры и тактическими угрозами. При этом Морфи был, конечно, типичным Раком, о чём свидетельствует его решительное бегство из шахмат вскоре после триумфального турне по Европе. Эмоциональные перегрузки переносятся Раками тяжелее всего, а серьёзные душевные болезни, которые и сейчас лечатся с трудом, в середине 19-го века были вовсе неизлечимы. В истории шахмат Морфи остался первым, и, возможно, самым ярким шахматным гением, ставшим лучшим игроком мира в 21 год, чьё достижение не удалось побить ни Талю, ни Каспарову.

Действующий чемпион мира Владимир Крамник не выглядит этаким впечатлительным Рака, скорее, в его рационализме и шахматной универсальности прослеживается влияние Близнецов. В то же время, Крамник обладает удивительной рачьей способностью абстрагироваться от окружающего мира, умело укрываться за панцирем собственного “я” от коллизий современного мира и настырного взгляда окружающих. Возможно, именно такой склад характера позволил Крамнику накопить колоссальную психологическую уверенность, которая вкупе с огромной шахматной силой (в 16 лет он стал чемпионом мира среди юношей, в 17 блестяще выступил за сборную России на шахматной олимпиаде, а с 20 входил, вместе с Анандом, в двойку главных преследователей чемпиона мира) помогла ему совершить настоящий подвиг, свергнув с престола, казалось, непобедимого Каспарова. Тем самым, он, кстати, продолжил числовую закономерность, в соответствии с которой все последние шахматные короли рождаются ровно через 12 лет: Карпов в 1951, Каспаров в 1963, Крамник в 1975, нелишне упомянуть, что в 1987 году родился Теймур Раджабов. Эта победа была тем более удивительной, что предыдущий матчевый опыт российского гроссмейстера выглядел крайне неудачно. Любопытно, что в двух из трёх проигранных претендентских матчах Крамник уступил собратьям по Раку – Алексею Широву и Борису Гельфанду, хотя и считался в них фаворитом.

Победитель первого международного шахматного турнира (Лондон, 1851 год) немец Адольф Андерсен по праву считается и первым неофициальным шахматным чемпионом. И хотя он проиграл матчи и Морфи (шахматистов одного знака зодиака как магнитом притягивает друг к другу), и Стейницу (со счётом 6-8, причём в их поединке не было ни одной (!) ничьи), более искушённым в оборонительной игре, именно его феноменальным партиям с Кизерицким и Дюфренем народная молва добавила эпитеты “бессмертная” и “неувядаемая”. Интересно, что после сенсационного триумфа в Лондоне, Андерсен, как и позднее Морфи, чуть было не покинул шахматы, вернувшись к преподавательской деятельности; в течение 7 лет он играл только лёгкие партии с немецкими мастерами. Возвращение в “большие” шахматы состоялось, благодаря приезду в Европу…Морфи. Американец одержал убедительную победу над Андерсеном, однако по иронии судьбы победитель вскоре ушёл из шахмат, а проигравший после этого одержал ещё нимало выдающихся турнирных и матчевых побед, в том числе, на турнире в Баден-Бадене (1870 год), где сумел взять убедительный реванш у будущего чемпиона мира Стейница.

Уроженца Латвии Алексея Широва, чей шахматный стиль здорово напоминает манеру игры его гениального земляка Михаила Таля, можно в какой-то степени считать современным воплощением Андерсена. Только Широв из современных шахматистов может сравниться с Каспаровым в глубине комбинационных замыслов, а в стремлении к риску и в способности оригинально трактовать позицию в миттельшпиле равных ему сегодня нет (разве что другой Рак – Морозевич). После неожиданной, но абсолютно заслуженной победы в борьбе с Крамником в 1998 году, Широв получил право сыграть матч на первенство мира с Каспаровым; к сожалению, этот феерический поединок не состоялся по финансовым причинам. Именно Широву принадлежат самые яркие шахматные партии 90-х годов прошлого века, в течение десяти лет он входит в десятку лучших шахматистов планеты, периодически выстреливает на крупнейших международных турнирах, а в 2002 году испанец показал лучший результат из всех участников суперматча по быстрым шахматам Россия – сборная мира. Однако, для того чтобы стать в один ряд с великими чемпионами, ему необходимо несколько ослабить типично-рачий диктат чувства, который ведёт и к постоянному стремлению менять местожительство, и к резким перепадам в шахматной карьере, и к непостижимым зевкам по ходу партий.

Югославский гроссмейстер Милан Видмар, один из сильнейших шахматистов мира в 10-х – 20-х годах прошлого столетия, известен также как международный арбитр, председатель шахматного союза Югославии, профессор электротехники, ректор университета в Любляне и шахматный литератор. Подобная многогранность, насыщенность общественной жизни выдаёт в Видмаре, перво-наперво, Близнецов, на стыке с которыми он и родился. Да и редким Ракам удавалось ровно проложить свой шахматный путь – без ярких взлётов и сокрушительных провалов - как это сделал югославский шахматист, тем не менее, в какой-то момент считавшийся возможным соперников Капабланки в матче на первенство мира. Во время турнира в Лондоне в 1922 году, где Видмар занял третье место, уступив только Капабланке и Алёхину, он был в числе пяти ведущих шахматистов мира, подписавших так называемое “лондонское соглашение”, которое регламентировало условие проведения матчей за шахматную корону.

Последний участник команды Раков Борис Гельфанд в конце 80-х годов, благодаря ряду ярких успехов в юношеских соревнованиях, считался одним из вероятных будущих претендентов на шахматный трон. Однако две его попытки добраться до чемпионского матча прервались на “братьях-Близнецах”, вначале Шорте, а затем Карпове. В отличие от многих своих сверстников Гельфанд в молодые годы на удивление нечасто играл в крупнейших международных турнирах, и отсутствие должной шахматной практики наверняка сказалась на его профессиональном росте; так или иначе, его ровесники и непосредственные конкуренты Ананд и Иванчук в 90-е годы достигли больших успехов. В 1998 году Гельфанд переехал из Беларуси в Израиль, стал играть чаще, лучше и раскованнее; создаётся впечатление, что он вновь обрёл психологическую уверенность, необходимую для того, чтобы попытаться ещё раз заявить о себе как о реальном претенденте на шахматную корону.

 

Резюме: Несмотря на тяготение большинства Раков к Близнецам и наличие в составе двух психологически выдержанных игроков (Крамник и Видмар), команда малопредсказуема как с точки зрения результата, так и с точки зрения их эмоционального состояния, причём последнее касается и отдельных шахматистов, и коллектива в целом.

По реальной шахматной силе Раки вполне достойны занять место на пьедестале или сразу за чертой призёров. С другой стороны, нельзя исключить и провала, то есть скатывания команды в нижнюю часть турнирной таблицы.

 

Лев 23.07 – 22/23.08

Характеристика

Команда:

  1. Михаил Ботвинник 17.08.1911 СССР
  2. Фрэнк Маршалл 10.08.1877 США
  3. Юдит Полгар 23.07.1976 Венгрия
  4. Александр Котов 12.08.1913 СССР
  5. Пётр Романовский 29.07.1892 Россия-СССР
  6. Любомир Кавалек 09.08.1943 ЧССР-США

Комментарий: Юдит Полгар, конечно, не привыкать выступать в мужских соревнованиях, однако едва ли ей удалось попасть бы на третью доску в команду какого-нибудь другого знака. Царственные Львы, за редчайшими исключениями, подтверждающими правило, не большие любители изнурять себя упорным шахматным трудом. Удивительно малое число сильных шахматистов этого знака осталось в истории шахмат. Правда, царицами шахматного мира, кроме несравненной Юдит, в своё время ощущали себя две советские чемпионки мира Людмила Руденко и Ольга Рубцова. Львами являются бакинский гроссмейстер, тренер и журналист Владимир Багиров, бывший советский шахматист, участник матча претендентов с Крамником, а ныне ортодоксальный израильтянин Леонид Юдасин, а также перспективные современные гроссмейстеры Вадим Звягинцев (Россия) и Франсиско Вальехо (Испания).

Первая ассоциация с именем Михаил Ботвинник – разумеется, патриарх. Великий гроссмейстер, соединив в себя лучшие (да и худшие, пожалуй) качества своего знака с фантастической работоспособностью, сумел полностью реализовать себя в шахматном творчестве. После побед на московском турнире 1935 года (вместе с Флором, впереди Ласкера и Капабланки) и турнире в Ноттингеме, годом позднее (с Капабланкой, впереди Алёхина, Эйве и Ласкера), Ботвинник стал главным претендентом на матч с Алёхиным, которому помешала вначале вторая мировая война, а затем смерть чемпиона. В 1948 году Ботвинник с отрывом в три (!) очка выиграл матч-турнир на первенство мира, а после этого 15 лет (с двумя годичными перерывами) владел шахматной короной, дважды возвращая себе титул в матч-реваншах, благодаря уникальному умению готовиться к конкретному соревнованию и удивительной способности перевоплощаться, представать перед изумлённым соперником в новом свете. Чаще всех он становился и чемпионом СССР, выигрывая этот титул семь раз. Ботвинник был прекрасным танцором, остроумным собеседником и, как и подобает Льву, обладал независимым характером (чего стоит хотя бы отказ подписывать письма по “делу врачей” и, четверть века спустя, с осуждением бежавшего на запад Виктора Корчного). При этом он был человеком сложным и требовательным, отличался высокомерием и повышенной нетерпимостью к тем, кого считал своими врагами, и не воспринимал ничего из того, что противоречило его взглядам. В своих соперниках Ботвинник видел исключительно противников, и ни с кем из конкурентов-современников не состоял хотя бы в приятельских отношениях. Но главной особенностью Ботвинника были его безграничная вера в своё предназначение (не только шахматиста, но и учёного, создателя одного из первых в мире “электронного шахматиста”), колоссальная сила воли и фантастическая тяга к совершенству. Это и помогло ему осуществить свою цель: именно Ботвинника можно считать основоположником советской шахматной школы, которой он впервые принёс титул чемпиона мира. Титул, которым советские / российские шахматисты, за исключением трёхлетия Фишера, владеют до сих пор, причём три последних чемпиона прошли бесценный курс обучения в школе юных дарований, созданной Михаилом Ботвинником.

Сильнейший после Морфи американский шахматист Фрэнк Маршалл 27 раз был чемпионом США, сыграл (неудачно) матч на первенство мира с Ласкером, выиграл несколько крупных турниров, в том числе в Кембридж-Спрингсе, где он на два очка обошёл ближайших соперников Ласкера и Яновского. Однако не меньше он запомнился блестящими шахматными идеями (самая зрелищная из которых - контратака Маршалла в испанской партии), глубокими комбинационными замыслами, хитрыми ловушками и … импозантной внешностью. Маршалла называли “Дон Кихотом шахмат”, но чрезмерное стремление к эффектной, наступательной игре, отсутствие необходимой гибкости, нежелание изменять собственному стилю даже тогда, когда этого требовала ситуация, чисто-львиное пренебрежение к замыслам противника не позволили ему добиться большего. Одержав целый ряд ярких побед, он терпел фиаско в принципиальных матчах с теми шахматистами, кто уповал на позиционную игру и был не чужд психологическим тонкостям (кроме Ласкера, Маршалл разгромно проиграл товарищеские поединки Таррашу и Капабланке).

Юдит Полгар, безусловно, уникальная личность в истории шахмат, единственная женщина, которая на равных сражается с сильнейшими мужчинами вот уже на протяжении более 10 лет. В 1991 году 14-летняя Юдит выиграла чемпионат Венгрии, опередив Портиша, Адорьяна и Сакса, а в 2002-ом обыграла Каспарова в матче сборных России и мира по быстрым шахматам. В 16 лет Полгар выиграла поединок у Спасского, а за прошедшее с той поры время редкий гроссмейстер избежал участи быть побеждённой венгерской шахматисткой; среди ёё жертв Карпов, Широв, Иванчуком, Шорт, Адамс и другие. В 2003 году Юдит достигла великолепного рейтинга 2700, заняла второе место (после Ананда) на крупнейшем международном турнире в Вай-кан-зее с участием всех сильнейших, кроме Каспарова, шахматистов, и доказала, что пока не достигла пика карьеры. Наверняка она ещё попробует осуществить свою мечту – стать чемпионом мира среди мужчин. Именно такую цель ставил перед ней и двумя её сёстрами отец Полгар, создатель уникальной системы семейного преподавания шахмат. Кстати, не исключено, что Юдит добилась больших успехов, чем Жужа и Софи, благодаря удачному расположению звёзд: младшая сестра родилась на стыке двух знаков – Рака и Льва – и удачно сочетает в себе силу воображения с силой воли.

Талантливый шахматист, инженер (кавалер ордена Ленина за создание нового образца миномёта), писатель (автор многих книг, в том числе знаменитого романа “Белые и чёрные” о жизни Александра Алёхина), международный арбитр, тележурналист (один из создателей и ведущий “Шахматной школы”) Александр Котов, как и Маршалл, был сторонником остроатакующего стиля игры. Победитель межзонального турнира в Стокгольме (1952 год) и двукратный участник турнира претендентов, он, тем не менее, не сумел оказать достойного сопротивления более молодым, целеустремлённым и разносторонним (в шахматном плане, разумеется) соперникам в борьбе за право сразиться в матче с Ботвинником на первенство мира. При этом, подтверждая истину, что двум львам в одной берлоге не ужиться, Котов в начале 50-х годов успешно возглавил шахматный бунт против Ботвинника, завершившийся отлучением чемпиона мира от участия в шахматной олимпиаде в составе сборной СССР.

Советский шахматист Пётр Романовский на знаменитом московском международном турнире 1925 года стал лучшим из советских участников, поделив 7-8 место с Рети. Впоследствии, он был одним из главных соперников Михаила Ботвинника во внутренних соревнованиях 20-х, 30-х годов, однако с течением времени преимущество более молодого Льва стало очевидным. Романовский обожал поэзию, виртуозно играл на народных музыкальных инструментах; в шахматных соревнованиях он с успехом дебютировал ещё в 10-е годы прошлого века, а после революции принял активное участие в становлении советских шахмат и до конца жизни оставался одним из ведущих в стране педагогов и литераторов. При этом ему пришлось пережить трагические события: блокадной зимой 1942 года он потерял всех своих четырёх дочерей.

Последний участник команды, гроссмейстер Любомир Кавалек, по два раза выигрывавший чемпионаты ЧССР и США, как и большинство Львов, предпочитает активную игру с тактическими осложнениями. Он трижды участвовал в межзональных и много раз в крупнейших международных турнирах, одно время помогал Фишеру, а также стал, кажется, первым крупным шахматистом, эмигрировавшим после второй мировой войны из стран соцлагеря на капиталистический запад.

 

Резюме: Несмотря на то, что в команде Львов, собраны, бесспорно, яркие личности, им будет сложно соперничать с более мощными и ровными командами других знаков.

Скорее всего, команда расположится внизу турнирной таблицы, а возможное последнее место может стать серьёзным ударом по львиному честолюбию.

 

Дева 23.08 – 22/23.09

Характеристика

Команда:

  1. Франсуа Андре Филидор 07.09.1726 Франция
  2. Иоганнес Герман Цукерторт 07.09.1842 Польша-Германия
  3. Петер Леко 08.09.1979 Венгрия
  4. Рудольф Харузек 19.09.1873 Венгрия
  5. Пьер Шарль Сент-Аман 12.09.1800 Франция
  6. Золтан Рибли 06.09.1951 Венгрия

Комментарий: Если бы не венгерский дуэт Рибли-Леко, Девы бы повторили “достижение” Тельцов и состояли исключительно из шахматистов давно минувших лет; в течение последнего столетия родилось совсем немного сильных игроков этого знака. Любопытно и то, что наполовину команда Дев состоит из шахматистов маленькой Венгрии. Ещё один венгр Золтан Алмаши и босниец Предраг Николич стабильно входят в ведущий гроссмейстерский эшелон современных шахмат. Девами также были, эмигрировавший в 1920 году из России во Францию Осип Бернштейн - в течение 50 лет он выступал в шахматных соревнованиях, а в 1933 году ухитрился сыграть вничью 2-2 тренировочный матч с Алёхиным. Другие известные Девы прошлого - сильный немецкий гроссмейстер и шахматный теоретик первой половины 20-го века Фридрих Земиш, российско-советский шахматист Фёдор Дуз-Хотимирский, одержавший на сильнейшем международном турнире в Петербурге (1909 год) сенсационную победу над Ласкером, его соотечественник, известный гроссмейстер и незаурядный аналитик, один из тренеров Смыслова Владимир Макогонов и организатор шахматного движения в Латвии, тренер-секундант (на протяжении 25 лет) и старший друг Михаила Таля Александр Кобленц.

Только истинная Дева Франсуа Филидор в середине восемнадцатого века (когда единственной целью шахматиста был мат королю соперника, причём мат любой ценой) мог провозгласить пешку “душой шахмат” и утверждать, что именно “расположение пешек решает участь партии”. Филидор первый, и задолго до Морфи и Стейница, догадался, что шахматы строятся на объективных закономерностях позиции, что в игре должен присутствовать план, от реализации которого во многом зависит исход поединка. Эти на сегодняшний день прописные истины два с половиной века назад принесли Филидору славу великого шахматного аналитика и, бесспорно, сильнейшего игрока в мире, а потомки единодушно признают француза первым шахматистом нового времени. Матч 1747 года между Филидором и сирийским самородком Филиппом Стаммой был обставлен с торжественностью, соизмеримой с будущими поединками за звание чемпиона мира. Юный Филидор все партии играл чёрными, тем не менее, выиграл восемь при одной ничьей и одном поражении. При этом главным делом своей жизни он считал вовсе не шахматы, а музыку; Филидор - автор 26 комических опер на сюжеты из народного быта. Впрочем, его шахматная слава оказалась значительно более долговечной, чем музыкальная.

Иоганн Герман Цукерторт был перспективным врачом, известным музыкальным критиком, мог стать выдающимся филологом (и тот, и другой, и третий дар весьма характерен для Дев), так как знал множество языков, в том числе древнегреческий, санскрит, арабский и латинский, но бросил всё ради шахмат. В этой игре он добился выдающихся результатов, одно время (после блестящих побед на турнирах в Париже и Лондоне, где он опередил и Стейница, и Блэкберна, и Чигорина) Цукерторт по праву считался сильнейшим шахматистом мира, но не смог перенести поражения от Стейница в первом матче за шахматную корону (который он выигрывал 4-1, но проиграл 7.5-12.5), и умер через два года после этого исторического состязания. В шахматных поединках Цукерторт был приверженцем романтического атакующего стиля, верным учеником своего старшего товарища Адольфа Андерсена, но его таланта не хватило в борьбе с более многогранным, мощным и физически здоровым (Цукерторта с детства мучил порок сердца) Стейницем.

Венгр Петер Леко имеет возможность опровергнуть моё мнение, что в отдалённом будущем (как, впрочем, и прошлом) представитель земных знаков (Телец, Дева, Козерог) практически не имеет перспектив стать сильнейшим шахматистом планеты. Дополнительный шанс Леко даёт совместная работа с тестем-Стрельцом Аршаком Петросяном, плоды которой очевидны: талантливый венгерский шахматист, ставший гроссмейстером в 14 лет (чем превзошёл рекорд Фишера), потихоньку избавляется от природной осторожности, забывает, что такое ничейный синдром, и тем самым всерьёз обозначает свою готовность бросить перчатку лучшим из лучших. Победа на турнире претендентов в Дортмунде в 2002 году стала вершиной в пока ещё недолгой шахматной карьере Леко (предыдущий пик – победа на турнире в том же Дортмунде в 1999 году впереди Крамника, Ананда и Карпова). Полуфинальный матч объединительного цикла за звание чемпиона мира с Крамником мог стать для Леко моментом истины, однако организационные трудности способны помешать проведению этого увлекательного поединка. Тем более увлекательного, что именно Леко и Крамник разделили первый приз на турнире в Линаресе-2003 (опередив и Каспарова, и Ананда), причём по дополнительным показателям венгр оказался первым. Чтобы совершить решительный прорыв наверх ему необходимо окончательно забыть, что такое девий практицизм, и подтвердить свою готовность к яростной бескомпромиссной борьбе, без которой немыслим современный спорт, и шахматы в том числе.

Соотечественник Леко Рудольф Харузек в конце позапрошлого века был одним из вероятных соперников Ласкера в матче за звание чемпиона мира; сам второй чемпион предсказывал венгру блестящее будущее. Талантливый шахматист только три года (1896-1898) выступал в крупнейших международных турнирах, однако и этого времени ему хватило, чтобы обрести репутацию гения. Харузек выиграл два турнира подряд, опередив бывших и будущих претендентов на шахматный престол – Чигорина, Тарраша, Шлёхтера, Яновского. Наверняка, его ждало блестящее будущее, однако неизлечимая болезнь остановила победную поступь венгра; в 1900 году в возрасте 27 лет Харузек умер от туберкулёза лёгких.

Французский шахматист середины 19-го века Пьер Шарль Сент-Аман прожил значительно более долгую жизнь, чем Харузек, и гораздо ближе был к, тогда ещё неофициальному, званию сильнейшего шахматиста мира. Но в 1843 году француз проиграл матч своему единственному конкуренту англичанину Стаунтону, что нанесло серьёзный удар по амбициям Сент-Амана. Спустя пятнадцать лет француз слегка реваншировался, став секундантом заезжего Морфи в победном матче американца против Андерсена, сильнейшего на тот момент европейского игрока. Сент-Аман, успешный коммерсант (что редко для шахматистов, но не редко для Дев), возобновивший издание первого в мире шахматного журнала “Паламед”, был одним из немногих шахматистом своего времени (как тут не вспомнить Филидора), который отдавал предпочтение позиционному стилю игры.

Звёздным часом Золтана Рибли стал претендентский цикл 1983-го года, когда венгерский гроссмейстер добрался до полуфинала (то есть вошёл в пятёрку лучших шахматистов мира), но проиграл прославленному экс-чемпиону мира Василию Смыслову. В начале 70-х годов Рибли считался одним из самых талантливых шахматистов своего поколения (в 1971 году он выиграл чемпионат мира среди юношей), однако чисто-девское желание играть с “ничьей в кармане” замедлило его шахматный рост. Тем не менее, трудолюбивому венгру удалось достичь достаточно высокой ступеньки в шахматной иерархии, выиграть несколько престижных турниров, а в 1987-1988 году установить своеобразный рекорд: ни одного поражения в официальных соревнованиях в течение года.

 

Резюме: Франко-венгерская команда Дев, безусловно, будет “твёрдым орешком” для любого соперника, особенно если будет делать ставку на четыре половинки. Впрочем, у Цукерторта и Харузека, наверняка, будет своё мнение. Однако играть на равных с большинством других команд Девам всё-таки будет тяжело.

При любом раскладе команда займёт место с восьмого по двенадцатое.

Читать дальше

 

 Выскажите своё мнение!

Астрологическая библиотека

Вернуться на титульную страницу


TopListbe number one